ХОХЛОВ СЕРГЕЙ НИКАНОРОВИЧ

ХОХЛОВ СЕРГЕЙ НИКАНОРОВИЧ

ХОХЛОВ СЕРГЕЙ НИКАНОРОВИЧ

ХОХЛОВ СЕРГЕЙ НИКАНОРОВИЧ
Родился 5 июня 1927 года на Смоленщине, в деревне Мелихово, в крестьянской семье. —
В 1936 году семья Хохловых переезжает на Кубань, в станицу Васюринскую. Родители, как и на Смоленщине, занимаются крестьянством:. К этому же труду, как единственно правильному, приучают и детей. В Васюри некой С. Хохлов оканчивает начальную школу.
В марте 1940 года семья переселяется на Урал, в Серовский район, на строительство металлургического завода. С перерывом в четыре года — с 1940 по 1944 гг. — Хохловы живут на Кубани шестой десяток лет. Отец С. Хохлова, Никанор Иванович, рано осиротил семью, он умер в самом начале войны от простуды. В это время С. Хохлову исполнилось 14 лет. О возможности получить общее образование в те годы не могло быть речи. За плечами С. Хохлова школа механизации, школа фабрично-заводского обучения и работа: на крестьянской пашне, на строительных лесах.
К сочинению стихов приобщился еще подростком. Первое его стихотворение было напечатано в районной газете «Сталинский путь» в 1947 году, а первый сборник стихотворений «Весенняя зорька» вышел в Краснодарском книжном издательстве в 1957 году.
В шестидесятые годы место его поэтическим опытам стали предоставлять журналы: «Октябрь», «Молодая гвардия», «Наш современник», «Огонек», «Сельская молодежь», «Семья и школа», «Литературная Россия» и местное издание — альманах «Кубань».
В 1963 году С. Хохлов был участником IV Всесоюзного совещания молодых писателей, на котором рассматривалось его творчество, рекомендован совещанием в члены Союза писателей СССР и в июне того же года принят.
В 1963 — 1965 годах он — слушатель Высших литературных курсов Союза писателей СССР.
За годы творческой деятельности издал в московских и местном _ издательствах 21 поэтический сборник.
С. Хохлов в соавторстве с композитором Г. Плотниченко написал широко известную песню «Кубанские синие ночи».

За книгу стихотворений «Предчувствие» в 1992 году ему присуждена литературная премия Союза писателей Российской Федерации.
В 1994 году в’ библиотечке «Краснодарских известий» увидел
свет сборник стихов «Неизбывный свет».
КУБАНСКИЕ СИНИЕ НОЧИ
: Кубанские синие ночи, ‘ Черешен густой аромат, Шумит над поселком рабочим Зелеными ветками сад.
Он весь как хорошая сказка, В нем полный разгул соловьям. Эх, сад мой бескрайний кубанский, Счастливая юность моя.
Его мы с любимою вместе Сажали весенней порой. Но где яс ты, подружка-невеста, Девчонка с тяжелой косой?
Приди под заветные кроны, Улыбку свою подари… Пусть месяца рог золоченый Нам светит с тобой до зари.
Поют за поселком гармошки И хлопцы девчат веселят. Ты помнишь ту стежку-дорожку И наш удивительный сад?

Он весь как хорошая сказка, В нем полный разгул соловьям. Эх, сад мой бескрайний кубанский, Счастливая юность моя.
ДАРОВАННАЯ ВОЛЯ
Кубань влекла нас плодородием, Безбрежием, трав степных игрой. И мы ее назвали Родиной, Назвали Матерью родной.
Казак страдал по ней в туретчине, Страдал,
шагая по неметчине, И плакал,
в горькую траву
Роняя буйную главу.
И не просил награды-ордена.
Просил лишь,
чтоб в последний миг Над ним
светилось небо Родины, Где слышен вольной птицы крик.
ЗИМА 41 ГОДА
Теплушка с зябнущими стенами.
Закат.
Я помню и сейчас,
Как мама долго и растерянно
Все пересчитывала нас.

А мы, напуганные, серые, Сидели молча по углам. Нас было с нею только семеро, А остальные были там…
Я понимал, что, нас подсчитывая, Она все думает о тех. И по ночам не спал, сощипывая На стенках выступивший снег.
АЛЕНУШКА
Речка светится до донышка, Речка моет облака. Ты приплынь, приплынь, Аленушка, Из далека-далека.
На заре у бела камушка . Лодку легкую оставь. Я царевич твой — Иванушка, Я сто лет тебя искал.
На лицо твое красивое Не сойдет во век покой. Ты прости меня, прости меня, Что я медленный такой.
По любви душа спохватится, Встанет мука по края… Или речка полем катится, Или молодость моя?

ОСЕНЬ В ТАМАНИ
Белеет парус… М.Ю. Лермонтов
Раннее утро Тамани.
Чаша залива в тумане,
В белом, плывущем,-как сон.
Тихая-тихая осень;
В травах колеса по оси;
Долгая дума во всем.
Мимо — косынки и лица,
Мимо — горящие листья, Камень с лощеным плечом. Что ж я ищу в этом мире — И ненавистном и милом? Трепет на сердце о чем?
Мне б отыскать хоть ступеньку, Вросшую в землю. И стенку Ту, что он трогал рукой. Сердце, храни же волненье… Жизнь его только мгновенье, Миг лишь… Но отзвук какой!
Капают капли с камышин… Здесь и стоял он, возвышен, В думе глубокой, колдун. А над плечом его — осень С хлебным, медовым покосом, С темной ладонью ко лбу.
Ах, поубавить бы жару В сердце, Чтоб тихо лежало Небо в глубоких очах.

Нежная-нежная осень — Воды дрожат у откоса, Чаша залива в лучах.
-. * * *
Лишь Родина имеет власть
над думами моими —
Я знал ее в труде
и знал в военном дыме.
Гудел над ней огонь,
дышало небо лавой —
Не только вся земля,
но каждый камень плакал..
Мы выстояли с ней,
ломоть делили честный.
И в самый горький час
о жизни пели песни.
Одна в нас правда с ней,
одна у нас забота.
И праздник нам один,
и трудная работа.
Лишь Родина имеет власть
над думами моими.
В беде не даст упасть,
а упаду — поднимет…
Лишь Родина имеет власть.
ДУМА О РОССИИ
Бог излил фиал гнева ярости своея на русскую землю…
Житие протопопа Аввакума
России нет…
Не надо возмущенных
И гневных фраз.
А истина проста:
Есть горстка душ

Искусно разобщенных,
Давным-давно ‘.’.
Не помнящих родства]
Их лица скорбны, и глаза их тусклы.
Под небом
Мысль России не царит…
Есть чисто говорящие по-русски,
Но’это ни о чем не говорит.
ТРИ ИМЕНИ
Лишь тем и вечен в мире человек,
Что налит чувством :
Нежным и горячим.
Три имени, священные во век,
От всяких зол
В глубинах сердца прячу.
И если вдруг —’
Не дай, конечно, Бог —
Я хоть одно из тех имен не вспомню,
Уже ничем на свете не восполню
Той пустоты. Не дай, конечно, Бог.
И я совсем ничто без тех имен.
Ни торжества, ни упоенья жизнью.
Мир Матери, Любимой и Отчизне,
Во все века возвьдшен их огонь.
КУБАНЬ
Песок ворочая со дна, глумит и пенится она. Она как будто землю пашет,
. глубоко.запуская плуг,
и желтый пласт,
f зарей пропахший,
ложится на вечерний луг.

Она не любит рек нескорых, не тот у рек нескорых пыл; там со струей струя не спорит, тяжелый будоража ил. Течет Кубань, сверкая гордо. Мне мил над нею отблеск гроз. И дух ее высокогорный, и глубина ее борозд.
ПРИДУ СЮДА
К Кубани знойными губами приник,
калинов куст склоня; и сила дивная Кубани пошла по жилам у меня. В плечах я снова легкость чую. И чудом удивлен слегка, в зарю над пашнями лечу я сквозь розовые облака. Как будто я совсем не -пахарь, как будто руки не в земле… И ходит ветер под рубахой, свистит о чем-то в уши мне. Случится: в жизни трудно станет, как в долгой упряжи коню, приду сюда, к родной Кубани, и вновь калинов куст склоню.
МАМЕ
Не от сытости
жизни сытной
ты красивой была и сильной.
По-мужски поднимая косу,
шла прокосом
в лучах раскосых.

Жарко было
И горько было —
ты, наверное, не забыла?
Нам не сыпалась
с неба
манна —
трудно хлеб доставался,
мама.
Клонит ветер березку долу,
ЕЮ на редкость
упорны вдовы;
устают,
но не гнутся вдовы,
хоть ни хлеба,
ни счастья вдоволь.
Вот и снова с тобой
сидим мы,
я гляжу на твои седины.
Я гляжу —
неужели старость?
Нет, ты прежней в душе
осталась. Той из детства — красивой, сильной; от труда, не от жизни сытной.
Вот идешь ты межой
босая, ржи усталой плечом касаясь; и цветут твоих глаз росины, будто молодость всей России.

ПРИМЕЧАНИЯ
Фиал —чаша, кубок; широкая плоская чашка с тонкими стенками и слегка загнутыми внутрь краями (в древней Греции).
Житие — повествование о чьей-нибудь жизни.
Протопоп Аввакум (1620 — 1682 гг.) — основатель русского старообрядчества, писатель; выступал против церковных нововведений патриарха Никона, стал во главе церковного раскола.



Комментарии закрыты