ОБОЙЩИКОВ КРОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ

ОБОЙЩИКОВ КРОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ

ОБОЙЩИКОВ КРОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ

ОБОЙЩИКОВ КРОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ
К. А. Обойщиков родился 10 апреля 1920 года в станице Тациновской Ростовской области. Школьные его годы прошли на Кубани: в Брюховецкой, Кропоткине, Армавире, Новороссийске.
В конце 1940 года К. Обойщиков закончил Краснодарское военное авиационное училище. В годы войны участвовал в боевых действиях на Юго-Западном фронте и Северном флоте. Награжден тремя орденами и двенадцатью медалями. В частях ВВС и ПВО служил до 1960 года на Балтийском, Северном и Тихоокеанском флотах.
Первые стихи написал в 4-м классе, а первая публикация стихотворения «Гибель, стратостата» осуществилась в «Армавирской коммуне», когда Кронид Обойщиков учился в 8-м классе. В Краснодарском книжном издательстве с 1963 года вышло 13 поэтических сборников (из них 5 для детей). В Московском военном издательстве вышел сборник стихов «Голубые дороги» (1965 г.).
К. Обойщиков — один из составителей и авторов книг о Героях Советского Союза-кубанцах: «Кубани славные сыны» и «Золотые звезды Кубани».
На стихи К. Обойщикова писали музыку композиторы Гр. Ионо-маренко, В. Пономарев, Г. Селезнев, В. Кеворков, А. Дудник, И. Батаргин, С. Чернобай и другие.
В Краснодарском театре оперетты шли спектакли «Невеста по заказу» (муз. В. Пономарева) и «Лебединая верность» (муз. Гр, Пономаренко), либретто к которым К. Обойщиков писал в соавторстве с драматургами В. Бойко и В. Мхитарян.
В 1993 году-издан лирический: репортаж «Путешествие по «Родине»» о людях колхоза «Родина» Усть-Лабинского района, его истории и развитии с первых дней до начала сегодняшних экономических реформ.
Новые произведения поэта опубликованы в сборнике «Окопники», изданном в Краснодаре к 50-летию Победы.
К. Обойщиков — член Союза писателей и Союза журналистов России. Лауреат премии им. Н. Островского.

* * *
Пишу у лампы затененной
В тиши гостиниц и квартир.
Я сам себе и подчиненный,
И самый строгий командир.
Слова повзводно,
Быстрым маршем
Уйдут несмело
В первый бой.
Я отправляю их, как маршал,
И гибну сам, как рядовой.
Они идут военным строем,
Чтоб злу дорогу перекрыть.
Пускай стиху не быть героем —
Лишь бы изменником не быть.
КУБАНЬ — ЗЕМЛЯ ТАКАЯ
Кубань — земля такая:
Лишь первый луч скользнет
И поле оживает,
И гром земной плывет,
И землю плуг срезает,
Как масло.
Круглый год
Здесь что-то засевают,
И что-то убирают,
И что-нибудь цветет.
Кубань — земля такая:
От края и до края
Две Дании войдет.
Омытая морями,
Укрытая в леса,
Пшеничными полями
Глядится в небеса.

А снежные вершины — Как воина седины, Как мудрость старины. Кубань — земля такая: В ней слава боевая И слава трудовая Цементом скреплены. Цветет в Новороссийске Священная земля. И, словно обелиски, Застыли тополя. Кубань — земля такая: От хлеба золотая, Степная сторона. Гостей она встречает, И песни запевает, И душу открывает, Прозрачную до дна. Казачка огневая, Красива, молода, Кубань — земля такая: Однажды приласкает — Полюбишь навсегда!
ОНИ РОССИЮ КОРМЯТ ХЛЕБОМ
В степи, под этим южным небом, Мне хлеборобы как родня. Они Россию кормят хлебом, А это значит — и меня.
И, житель города законный, Не первый, не последний раз Иду я тропочкой знакомой На свет хлебов и добрых глаз.

А ветер дух полей разносит, И пыль, и сладкие дымы… Пока земля растит колосья, В бессмертье будем верить мы.
МОРСКИЕ ЛЕТЧИКИ
Герою Советского Союза
К. С.Усенко

< … >
2. . У пилотов морских Не бывает могил на войне. Словно чайки, они Пропадают в кипящей волне. Вдалеке от земли Оставляют последний свой след. Но горят корабли От наполненных гневом торпед. Вот разведчик донес: «Обнаружили транспорт не наш…» И сквозь тысячи гроз. Над водою летит экипаж. Цель в прицеле видна. Но от дыма в кабине темно, А торпеда одна. И решение тоже одно. У пилотов морских Не бывает могил на войне. Словно чайки, они Пропадают в кипящей волне. Но в родных городах Под шелками музейных знамен К нам летят сквозь года Эскадрильи крылатых имен.

3.
Мы жили на высокой параллели,
Где ветры заполярные трубят.
И для победы ничего мы не жалели:
Ни бомб,
Ни самолетов,
Ни себя.
И там, где камни мшистые лежали,
Как волн застывших темные валы,
Могил в земле промерзлой
Не копали —
Взрывали толом землю у скалы.
За всех ребят, кого уже не стало,
Мы,в цель метали
Яростно
Металл.
И слушали наутро
Левитана,
Когда про нас
Приказы он читал.
4. О этот дальний уголок земли, Где мокрые туманы залегли Меж сопок, Словно белые медведи, Где только стынь, И снег,
И хриплый ветер, И месяцами солнце не проглянет, И на унтах висит намерзший лед… Здесь юность наша в кожаном реглане В отчаянный бросается полет. Потомки в мирный день придут сюда С моими встретиться Бессмертными друзьями И всех,

Впечатанных в седую толщу льда, Рассмотрят удивленными глазами.
По длинной улице села
Мужчины на войну шагали.
Дорога пыльная вела
В чужие грозовые дали.
А слева, справа от солдат
Печалью выбелены хатки.
И у плетней
В слезах стоят
Уже не жены,
А солдатки.
Взяла всех пахарей война.
А в поле греча расцветала.
Бойцы шли тихо и устало,
И улица была длинна
И долго их не отпускала.
КОСАРИ
С утра полеты отменили,
И мы сидели у реки,
Где по-старинному косили
Траву густую
Мужики.
Коса звенела и дрожала,
И травы падали в рядок.
И штурман наш не удержался:
— Папаша, дай-ка я чуток…
Он занял место на покосе
И изо всех немалых сил
Взмахнул косой —

И в землю косо
Клинок отточенный вонзил.
Пилоты дружно рассмеялись:
— Смотри насквозь не проколи! . А он, как будто извиняясь, Сказал:
— Отвык я от земли. Отвык…
И снова размахнулся,
Да так пошел, что не догнать.
Старик мигнул нам,
Улыбнулся:
— Летун из нашенских видать!
Мы все в охотку взяли косы
И босиком пошли по росам.
— А ну-ка, батя, поучи!
А ну, немного подточи!
И допоздна траву косили,
Себе пощады не просили.
И сами, скошенные словно,
Вразброс устало полегли,
Уснув под звездным небосклоном
От сладких запахов земли.
И сразу тихо-тихо стало
В тот миг таинственный,
Когда
В гнездо грачиное упала
Созревшим яблоком
Звезда.
Лежали мы на поле русском,
На миг забыв о высоте…
А рядом с нами
Кони
С хрустом
Жевали сено в тем-ноте.

ЛОШАДИ
Кричала маневровая «кукушка»,
Гудел вокзал. Скрипели тормоза.
Коней вводили в красные теплушки.
А у коней печальные глаза.
Катилось в степи ржание
От станции,
Где в штатах новых воинских частей
Грузились в эшелоны
«Новобранцы»
Гнедых и вороных мастей.
Их повезут к передовой, на запад,
Где пулями покошены луга.
Блеснут над ними молниями сабли,
И казаки помчатся на врага.
И вдруг ударят дробно пулеметы,
И упадет под плетью огневой
Подсеченный, подкошенный —
С разлету,
Горячий —
С белой звездочкой —
Гнедой.
О сколько их, орловских и донских,
Поляжет на снегах
И рыжих травах,
Утонет на кипящих переправах,
Споткнется на дорогах фронтовых.
Уже готово было все к отправке.
А рядом, где кончается перрон,
Стояла тихо лошадь за оградой,
Смотрела и смотрела на вагон.
Она сюда,’ сорвавшись, прибежала,
Подхлестнутая общею бедой.
Но не услышал жалобного ржанья
Красивый —
С белой звездочкой —
Гнедой.

И колокол ударил в тишину. Качнулись привокзальные березы. А лошадь все глядела.через слезы На эшелон,
Идущий на войну.
ИЩИТЕ ХОРОШЕЕ СЛОВО
Хорошее слово — .
Как влага в пустыне,
Как спичка.
Когда твоя кровь уже стынет,
Как мост над ущельем,
Спадающем круто,
Как это кольцо
На чехле парашюта.
А слово плохое —
Как брошенный камень:
Его не догонишь,
Не схватишь руками.
Оно разбивает оконные рамы,
Оно оставляет глубокие раны,
Оно на гранату похожим бывает,
Оно убивает,
Людей убивает!
Упрячьте, забудьте жестокое слово,
Ищите хорошее
Снова и снова
И людям дарить не считайте за труд
Они его вам
Непременно вернут.

ЛЕОНИД МИХАЙЛОВИЧ ПАСЕНЮК
ЗЕМЛЯ РОДНАЯ
Я кое-что с годами отстраняю —
Стал строже взгляд,
Придирчивей рука.
И только ты, земля моя родная,
Земля отцов,
По-прежнему близка.
Возьми меня в степные чудо-травы,
Упрячь в свои вишневые сады,
Моя любовь, надежда и отрада
И заклинанье от любой беды.
ПРИМЕЧАНИЯ
Реглан — пальто, плащ такого покроя, при котором рукав составляет одно целое с плечом.
Тол — взрывчатое вещество, применяемое в военном деле и в технике.
Унты — высокие меховые сапоги.



Комментарии закрыты