II. СИМВОЛЫ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

ГЕРБ
Герб — символический отличительный знак или комбина­ция знаков и изображений. Он составляется по особым прави­лам и присваивается государству или части государства.

Российская геральдика — вспомогательная историческая дис­циплина, изучающая гербы — начиналась при царе Алексее Ми­хайловиче (2-я пол. XVII века). Петр I 21 января 1722 года издает императорский указ, по которому всем лицам дворянского звания предписывается иметь свой фамильный герб. При Екатерине II (2-я пол. XVIII века) проделана большая работа по утверждению гербов для всех губерний, областей, городов, посадов, крепостей. С 1797 года в России составляется общий гербовник дворянских родов, а с 1800 — гербовник городов. Всего до 1917 года было издано 20 томов гербовников, где были перечислены все существующие символы.

Первый герб на кубанской земле был утвержден Николаем I 30 января 1848 года для Тамани. В следующем году 3 сентября был высочайше утвержден герб Кубанского войскового града -Екатеринодара. После образования в 1860 году Кубанской облас­ти возникла необходимость создания ее герба. Он был утвержден императорским указом Александра II 31 января 1874 года.

Центральная фигура герба — четырехугольный щит, заост­ренный внизу, который чаще всего использовался в русской ге­ральдике. Он разделен по горизонтали на две неравные части. В верхней части (глава щита) на золотом фоне — черный орел, символ российской государственности. На груди орла Кавказс­кий крест, напоминающий о недавно окончившейся Кавказской войне, в которой кубанское казачество приняло самое непосред­ственное участие и в результате которой территория области значительно расширилась за счет Закубанья. На нижнем зеле­ном поле щита помещена золотая зубчатая стена с черными швами, с двумя круглыми башнями и открытыми воротами. Изображение крепости подчеркивало военные заслуги казаче­ства в охране российских границ, военный статус области. Над воротами крепости — золотой пернач между двух серебряных бунчуков с золотыми остриями на золотых древках. Эта каза­чья атрибутика символизирует власть и достоинство.

Все гербы российских губерний и областей (казачьих терри­торий) имели одинаковой формы геральдические щиты, которые обрамлялись дубовыми листьями и орденскими лентами. Наибо­лее пышное и красочное обрамление имел Кубанский геральди­ческий щит. Он был увенчан древней царской короной и укра­шен золотыми дубовыми листьями — эмблемой доблести и муже­ства. Нижняя часть щита и листья перевиты алой александровс­кой лентой (на которой носили знак ордена Святого Александра Невского — покровителя кубанского казачества). За щитом на­крест положены четыре лазоревых (светло-голубых) знамени с золотой бахромой. На знаменах в окружении золотых дубовых и лавровых ветвей — золотые коронованные вензеля императрицы Екатерины II и императоров Павла I, Александра I, Николая I. Подобные знамена, являющиеся символом российской державно-сти, были пожалованы войску императорами и хранились вместе с другими регалиями в войсковом соборе Святого князя Алексан­дра Невского как свидетельство военных заслуг кубанского каза­чества. Завершается кубанский герб возвышающимся над коро­ной лазоревым штандартом с золотым вензелем царствовавшего в то время императора Александра П. Штандарт венчает российс­кий двуглавый орел.

Подробное описание и цветное изображение кубанского гер­ба дано в атласе «Гербы городов, губерний и посадов Российс­кой империи, внесенные в Полное Собрание законов с 1649 по 1900 гг.», изданном под редакцией П.П. фон Винклера в Санкт-Петербурге в 1900 году. Альбом служил официальным гераль­дическим справочником в России*.

Описанный кубанский герб просуществовал до падения мо­нархии. В 1918 году было предложено несколько вариантов гер­бов Кубанского края. Но принят новый символ не был.

Приход в 1920 году к власти большевиков на долгие годы изъял из обращения и традиционные кубанские, и исторический российс­кий гербы. Художественные достоинства новых символов оставляли желать лучшего, а геральдические вообще никуда не годились. Гербы получались скучными и однообразными. Достаточно ска­зать, что каждый четвертый вновь созданный в советское время герб включал изображение шестерни (индустрия), а каждый шес­той — изображение колосьев (аграрный сектор хозяйства). И лишь демократизация российской политической жизни открыла дорогу к возвращению старых, освященных традицией символов.

Краснодарский край стал равноправным субъектом Российс­кой Федерации. Созданная при главе администрации края ко­миссия по законодательной инициативе разработала положение о символике края. Основой для создания герба решено было взять образец, утвержденный Александром II. С небольшим изменени­ем (вензель Александра II заменен аббревиатурой «РФ» — Рос­сийская Федерация) он был утвержден 24 марта 1995 года Зако­нодательным собранием Краснодарского края.

28 июня 2004 года Законодательное собрание внесло некоторые изменения в герб края. На штандарте, расположенном над короной, аббревиатура «РФ» заменена вензелем императора Александра II в лавровом венке; изменен внешний вид короны; изъято обрамление геральдического щита зелеными дубовыми ветками, и алая алек­сандровская лента заменена на ленту ордена Ленина, которым в советское время дважды был награжден Краснодарский край.

Описание герба Краснодарского края

Извлечение из Закона «О символах Краснодарского края» (от 5 мая 1995 года, с изменениями от 28 июня 2005 года).

Статья 1. Герб Краснодарского края в основе имеет изобра­жение исторического герба Кубанской области.

В зеленом щите золотая зубчатая стена, мурованная черным, с двумя такими же круглыми башнями и открытыми воротами. Между башен из-за стены выходят золотой пернач и по сторонам от него два серебряных бунчука с золотыми остриями и на золо­тых древках. В золотой главе щита возникающий Российский императорский орел (черный двуглавый, с золотыми клювами и червлеными (красными) языками), увенчанный натуральными императорскими коронами, из которых средняя больше и имеет лазоревые (синие, голубые) ленты, несущий на груди Кавказский крест (крест с мечами «За службу на Кавказе»). Щит увенчан княжеской короной (шапкой), подложенной червленью. За щи­том лазоревый (голубой) штандарт с золотым коронованным вен­зелем императора Александра II, окруженным лавровым венком; в навершии штандарта — венок и над ним Российский императорский орел. По сторонам за щитом накрест положены четыре лазоре­вых знамени с золотым изображением коронованных вензелей императрицы Екатерины II и императоров Павла I, Александра I и Николая I, окруженных такими же дубово-лавровыми венка­ми. Древки штандарта и знамен лазоревые, навершия, кисти на шнурах и бахрома штандарта, знамен и подтоки золотые. Древ­ки штандарта и знамен перевиты двумя лентами орденов Ленина, соединенными под щитом бантом.

ФЛАГ
Как уже отмечалось, знамена относились к числу наиболее почитаемых регалий у казачества. Это были военные знамена, а само понятие флага как символа административно-территориаль­ного образования появилось на Кубани позже. Кубанская об­ласть флага не имела.

В годы Гражданской войны Законодательная Рада под пред­седательством Н.С. Рябовола утвердила 10 (23 — нов. ст.) фев­раля 1919 года своим решением трехцветный флаг Кубанского края: три горизонтальные полосы — синяя, малиновая и зеле­ная. Через день, 12 февраля, газета «Вольная Кубань» расска­зала на своих страницах об этом заседании Рады и сделала попытку растолковать значение флаговой расцветки.

Синяя верхняя полоса, согласно этой версии, символизирует донцов, часть которых переселилась на Кубань. Хотя есть толко­ватели, которые считают, что синяя полоса символизирует ино­городних — славянское население неказачьего происхождения. Эта цветная часть расположена на флаге сверху, потому что на севе­ре Кубань граничила с Россией, откуда и получала наибольший приток иногороднего населения. Средняя полоса, малиновая, -казачья. Малиновый цвет — цвет запорожцев. Зеленый — цвет горцев, южных соседей Кубани. Таким образом, флаг символизи­ровал единство всего кубанского населения. Размеры флага мог­ли быть разными, но обязательно пропорциональное соотноше­ние полос: средняя малиновая вдвое шире каждой из крайних. Так в разгар великой гражданской смуты на Кубани родились цвета современного флага Краснодарского края.

Советы, вновь завоевавшие власть в марте 1920 года, возвра­щают свой флаг — красное полотнище, который на семь десяти­летий утвердился на всей территории страны.

Новый этап истории кубанского флага наступил в 1990 году. Именно тогда началось общественное массовое движение за возрож­дение кубанского казачества. 12 октября 1990 года в бывшем Зимнем театре (ныне Краснодарская филармония) начал работу учре­дительный съезд Кубанской казачьей Рады (в июне 1992 года пере­именованной во Всекубанское казачье войско — ВКВ). Съезд объеди­нил возникшие в крае казачьи организации. На следующий день (13 октября) Всекубанский казачий съезд принял Устав и Програм­му Кубанской казачьей Рады (Всекубанского казачьего войска), из­брал атамана. А в воскресенье 14 октября, в день Покрова Богоро­дицы, исстари считавшийся казачьим праздником, утвержденное в 1919 году трехцветное кубанское знамя — символ единения всех жителей кубанской земли — было освящено в соборе Святой велико­мученицы Екатерины как знамя Всекубанского казачьего войска.

От храма большая колонна казаков во главе с войсковым ата­маном прошла под развевающимся знаменем по улицам города к берегу Кубани. В полном молчании знаменосец опустил край зна­мени в кубанские воды. И «вековой наш богатырь», славная река, «многоводная, раздольная», давшая название всему краю и про­славленному казачеству, омыла святыню…

После утверждения новой Конституции России Краснодарс­кий край стал равноправным субъектом Федерации. 12 июня 1993 года, во время юбилейных торжеств, посвященных 200-летию Краснодара и 43-х кубанских станиц, в краевом центре у заклад­ного камня над площадью Труда, где проходила официальная часть празднеств, впервые подняли флаг, на трехцветие которого был наложен золотой кубанский герб, утвержденный Александ­ром II в 1874 году.

Медленно поднимается по флагштоку в голубое небо флаг. Ве­личаво поет Кубанский хор под руководством Виктора Захарчен-ко: «Ты, Кубань, ты наша Родина». Застыли в строю казаки… Для всех присутствующих это были незабываемые мгновения.

Но официально кубанский флаг был признан почти через два года, 24 марта 1995 года.

Статья 7 Закона «О символах Краснодарского края» дает описание флага:

«Флаг Краснодарского края представляет собой прямоуголь­ное полотнище из трех разновеликих горизонтальных полос: вер­хней — синего, средней — малинового и нижней — зеленого цвета. Ширина двух крайних полос равна ширине малиновой полосы. В центре флага расположен герб Краснодарского края, выпол­ненный в одноцветном варианте — золотым цветом. Отношение ширины флага и его длины — 2:3».

Статьи Закона подробно объясняют, в каких случаях и где поднимается кубанский флаг.

При одновременном поднятии флагов Кубани и России флаг Краснодарского края должен быть поднят с правой стороны зда­ния, а флаг Российской Федерации — с левой (если стоять лицом к фасаду здания), и размеры кубанского флага не должны превы­шать размеры флага России.

25 апреля 1995 года в Свято-Георгиевской церкви Краснода­ра состоялось торжественное освящение флага Краснодарского края. Богослужение вел архиепископ Екатеринодарский и Ново­российский.

1 июня 1995 года в Краснодаре у здания краевого парламента на улице Красной, 3 состоялся многолюдный митинг. Под звуки гимна Краснодарского края, исполненного Кубанским казачьим хором, на глазах у всех присутствующих впервые был поднят флаг Кубани как официальный символ субъекта Федерации.

С этого дня кубанский флаг стал подниматься над всеми ад­министративными зданиями края.

ГИМН
Когда началась Первая мировая война, на Кавказском фронте сосредоточились почти все строевые части Кубанского казачьего войска: три бригады пластунов, почти все артиллерийские батареи. Из одиннадцати первоочередных конных полков только два нахо­дились далеко от турецкой и персидской границ. В кубанской сто­лице в Самурских казармах оставался Екатеринодарский конный полк, и на далекой западной границе в постоянном месте своей дислокации, в Каменец-Подольске, находился Линейный конный полк (позже он воевал на Юго-Западном фронте). Остальные полки: Хоперский, Запорожский, Уманский, Черноморский, Лабинский, Кубанский, Полтавский — сосредоточились в Закавказье. С нача­лом военных действий из Отдельной Закаспийской казачьей брига­ды, что стояла в среднеазиатском Мерве, были переброшены сюда же, на персидскую границу, Кавказский и Таманский полки.

В начавшейся войне Кавказский фронт был более удачлив, чем Северо-Западный и Юго-Западный. Особенно значительные боевые успехи были достигнуты в 1915 — 1916 годах. Военные действия шли на территории Турции. Русская армия продвинулась вглубь от границ империи на 250 верст, взяла Баязет, Ризе, Эрзрум, Трапезунд, дошла до верховьев Евфрата.

Успехи поднимали воинский дух, но оторванные от дома казаки тосковали по родной Кубани. В Первом Кавказском полку священ­ником служил отец Константин (в миру Константин Образцов). Еще до начала войны 1914 года прибыл он в полк, стоявший в городе Мерве Закаспийской области (Туркестан). Обладавший несомненным поэтичес­ким даром, он в своих стихах «Плач кубанских казаков» сумел выразить настроение кубанцев, оторванных от родины, исстрадавшихся по дому, по белым утопающим в зелени ха­там, по семьям, по родным и близ­ким. Эти стихи, начинающиеся строчкой «Ты, Кубань ли, наша родина», нашли глубокий отклик в душах казаков, находившихся на передовых позициях в Турецком Курдистане.

Летом 1915 года стихи полкового священника были опубли­кованы в екатеринодарском еженедельнике «Кубанский казачий вестник» с посвящением: «Казакам Первого Кавказского казачь­его полка в память боевой их славы во вторую Великую Отече­ственную войну*. Турция. Позиции действующих частей Кавказ­ской армии». А в октябре того же года в Екатеринодаре увидел свет небольшой, всего 8 страниц, сборник стихов Константина Образцова. В него был включен и «Плач кубанских казаков (Ты, Кубань ли, наша родина)». Через год, в ноябре 1916 года, екате-ринодарский издатель И.И. Борец выпускает сборник «Слово ку­банцев (Кубанцы в Великую войну 1914 — 1916 гг.)», куда вош­ли газетные статьи, повести, рассказы, стихи, созданные участ­никами и свидетелями военных событий. В этом сборнике и были опубликованы стихи К. Образцова. Положенные на музыку, в 1916 — 1917 годах эти строки распевали уже во всех казачьих частях русско-турецкого фронта.

В эти годы из швейцарского «прекрасного далека» Ленин и его соратники провозгласили идею о превращении войны, кото­рую вела Россия с Германией, Австро-Венгрией и Турцией, в войну гражданскую. Идея взбудоражила уставший от крови на­род и перенесла военные действия с гор Турецкого Курдистана в степи Кубани. Казаки — сыны одной матери Родины — России, разделились на белых и красных и долго еще сражались между собой. Вернувшиеся с Кавказского фронта кубанцы привезли на родину и полюбившуюся им песню. А на Кубани была междоу­собица, раздор.

В декабре 1917-го очень остро стал вопрос о единстве казаче­ства. Возникли глубокие противоречия между казаками-фронто­виками, на первых порах доверявшими лозунгам и обещаниям петроградско-московской власти, и казаками старшего поколе­ния, пытавшимися сохранить традиционный уклад жизни. На декабрьской сессии краевой Рады в 1917 году в защиту единения казачества с яркой речью выступил Кондрат Лукич Бардиж, ка­зак станицы Брюховецкой, пламенный патриот Кубани и казаче­ства, член Государственной Думы России всех ее четырех созы­вов. Зажигательная речь его была встречена с энтузиазмом. Вот как описывает дальнейшие события А.И. Скрылов в изданном в 1966 году в городе Кливленде (штат Огайо, США) «Казачьем словаре-справочнике» (первый том): «Несколько фронтовиков под­нялись на сцену, а за ними последовала и остальная служилая молодежь. Выстроившись на сце­не, они отвесили собранию глубо­кий поклон, и один из них — Авде­ев из станицы Некрасовской, на­чал бархатным баритоном: «Ты, Кубань, ты, наша родина». Под­хваченные остальными, полились мощные звуки патриотической пес­ни. Лед в отношениях между фрон­товиками и старшим поколением в Раде был сломлен… Родился Ку­банский гимн».

Так главная кубанская песня ста­ла официальным гимном казачества. Но в народе ее еще раньше стихий­но восприняли как кубанский гимн. Сложился особый ритуал исполне­ния песни: стоя, скинув папахи, при исполнении последней фразы обязательно низко кланялись. Сегодня в краевом Законе «О символах Крас­нодарского края» в статье 22 за­фиксировано: «Мужчины выслуши­вают гимн без головных уборов». Советские ритуалы исполнения Гимна Союза ССР не предусматри­вали такого. Военным достаточно было, не снимая головного убора, отдать честь — приложить раскры­тую ладонь к козырьку фуражки. Когда исполнялся кубанский гимн, казак обнажал голову, как в божь­ем храме, как при молитве перед святым образом, когда осенял он себя крестным знамением.

В 30-е годы текст песни допол­няли, вставив слова: «…наш колхозный богатырь… Казаки семь­ей колхозного честным заняты трудом, про свои станицы вольные песни новые поем».

Пытались внести изменения и в мелодию. Ей придавали другой музыкальный размер, она звучала в более быстром темпе. Этим старались придать песне больше оптимистичности. Даже две после­дние записи этого произведения не похожи друг на друга. На грам­пластинке фирмы «Мелодия» (запись 1981 года) «Ты, Кубань…» довольно бравурно звучит в исполнении солиста Кубанского каза­чьего хора Анатолия Лизвинского, названа «величальной», автор слов не указан. А вот другая запись той же фирмы, но относится она уже к 1990 году. Песню исполняет тот же А. Лизвинский. Но звучит она более широко, в спокойном размеренном темпе, переда­вая настроение оторванных от родного дома людей, без показного оптимизма. Впервые за многие годы на этикетке пластинки песня названа «Гимном кубанских казаков», указано имя автора слов, и впервые нет изменений в тексте.

Кстати, автор мелодии песни никогда не упоминается. При этом есть довольно веские предположения, что автором музыки был дирижер Кубанского симфонического оркестра М.Ф. Сирень-яно. Но песня всегда считалась народной и бытовала по станицам в различных народных вариантах. В 30-е годы мелодию обрабаты­вал Григорий Митрофанович Концевич (1863 — 1939) — известныи на Кубани хормейстер, собиратель народных песен и руково­дитель Кубанского казачьего хора. В 50-е годы ее обрабатывал композитор Григорий Максимович Плотниченко (1918 — 1975) -автор популярнейшей в те годы мелодии «Кубанские синие ночи». Сегодня песня звучит в обработке Виктора Захарченко.

Автор же слов о дальнейшей нелегкой судьбе своего детища не узнал. По одной версии, Константин Образцов умер во время эпи­демии сыпного тифа в Екатеринодаре в 1919 году. По другой — расстрелян в Тифлисе большевиками как представитель «отжива­ющего класса».

В середине 70-х годов мелодию песни неожиданно признали музыкальным символом Кубани. В то время в краевом центре появилась новая площадь (имени Октябрьской Революции) на пересечении улиц Красной и Буденного (Новой). Между новой гостиницей «Интурист» и новым зданием драмтеатра построено высотное административное здание («дом с часами»), на котором были установлены куранты. Каждый час отбивали они мелодию первой строчки главной кубанской песни. Но продолжалось это недолго. Через несколько месяцев механизм главных городских ходиков сломался. То ли не хотели чинить куранты, то ли не смогли, но до сегодняшнего дня электронные часы исправно, но «молча» показывают время. Записанная для часов мелодия ста­ла позывными краснодарского краевого радио. И сегодня переда­чи краснодарского радиовещания начинаются мелодией «Ты, Кубань, ты, наша родина», но уже в новой аранжировке.

Осенью 1991 года Кубанская казачья Рада утвердила песню К. Образцова в качестве войсково­го гимна возродившегося кубанско­го казачества. А с принятием «За­кона о символах Краснодарского края» в 1995 г. песня стала гим­ном Краснодарского края. Одно лишь слово было изменено в тек­сте отца Константина. Фраза «Из турецкой стороны» в официальном гимне края стала звучать «Из за­морской стороны».

ГИМН КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

Ты, Кубань, ты, наша родина,

Вековой наш богатырь!

Многоводная, раздольная,

Разлилась ты вдаль и вширь.

Из далеких стран полуденных,

Из заморской стороны

Бьем челом тебе, родимая,

Твои верные сыны.

О тебе здесь вспоминаючи,

Песни дружно мы поем,

Про твои станицы вольные,

Про родной отцовский дом.

О тебе здесь вспоминаючи,

Как о матери родной,

На врага на басурманина

Мы идем на смертный бой.

О тебе здесь вспоминаючи,

За тебя ль не постоять,

За твою ли славу старую

Жизнь свою ли не отдать?

Мы, как дань свою покорную,

От прославленных знамен

Шлем тебе, Кубань родимая,

До сырой земли поклон.