I. ИЗ ИСТОРИИ КУБАНСКОЙ СИМВОЛИКИ

РЕГАЛИИ КУБАНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА
Символы сопровождали казачество на протяжении всей его истории.

В XVI — XVIII веках крупные феодалы и монархи жаловали Запорожское и Донское казачьи войска ценными предметами, вой­сковыми знаками отличия, различными атрибутами власти: хо­ругвями и штандартами, бунчуками и булавами, барабанами, наградными серебряными трубами, серебряными гербовыми пе­чатями и т. п.

Все эти дорогие предметы, напоминавшие о военных заслугах, казаки хранили и почитали, называя их немецким словом клей-ноды (в переводе на русский — драгоценности).

По традиции государи, подтверждая крепость договора с каза­ками, присылали им знамена и литавры. Так поступали короли Речи Посполитой, обращаясь за помощью в борьбе с турками к запорожским казакам (тогда Сечь была расположена на террито­рии Польско-Литовского государства). Впервые это сделал польский король Стефан Баторий, вручив в 1578 году гетману

Украины хоругвь, бунчук и була­ву, а запорожским (низовым) каза­кам отдельно — пернач и серебря­ные литавры. В конце XVI века зна­мена прислал запорожцам импера­тор Священной Римской империи и король Германии Рудольф II с просьбой выступить совместно с ним против Османской империи. После выполнения договорных обя­зательств знамена и другие дары императоров и королей поступали в войсковые хранилища и служи­ли памятниками договорных отно­шений с соседними государствами. Петр I и Анна Иоанновна тоже жаловали украинских и донских казаков хоругвями, знаменами, бу­лавами, бунчуками, перначами.

В ходе второй русско-турецкой вой­ны из разогнанных царицей Ека­териной II, но оставшихся верны­ми российским знаменам запорож­цев было сформировано Войско вер­ных казаков. В 1788 году один из старшин — организаторов войска Захарий Алексеевич Чепега прибыл на службу со старыми запорожс­кими клейнодами: знаменем Про-товчанской паланки, где Захарий Алексеевич был полковником, и перначами.

В этом же году генерал-майор М.И. Голенищев-Кутузов (будущий победитель Наполеона) вручил секунд-майору армии и полковни­ку «Верного казацкого войска» З.А. Чепеге булаву от светлейшего князя Г. А. Потемкина-Таврического. А месяц спустя войску было пожаловано знамя, которое представляло собой белое квадратное полотнище с надписью «За веру и верность», обрамленное по все­му периметру узкой золотой бахромой. Александр Васильевич Су­воров передал это знамя императрицы вместе с куренными малы­ми знаменами «верным казакам» 27 февраля 1787 года под Кин-бурном. Тогда же полководец передал первому атаману Верного войска СИ. Белому и булаву кошевого атамана с перначами.

В мае 1788 года в Войско верных казаков была прислана боль­шая войсковая печать, изготовленная по повелению Екатерины Великой. А 30 июня 1792 года императрица подписала жалован­ную грамоту черноморцам на владение кубанскими землями, по­жаловала войску голубое знамя и литавры. На новоселье госуда­рыня подарила переселяющемуся на Кубань войску серебряное вызолоченное блюдо с надписью: «Дар Великой Екатерины войс­ку верных Черноморцев 1792 г. июля 13 в Царском Селе через войскового судью и кавалера Антона Головатого» и вызолочен­ную серебряную солонку с гербом.

Пожалования производились и последующими монархами. Зна­мена были наградой казакам за военные подвиги под Бендерами и Измаилом, Анапой и Севастополем, за участие в Кавказской и Крымской войнах, за Плевну и Шипку.

В 1813 году две серебряные на­градные трубы с надписью: «За отличие против неприятеля в ми­нувшую кампанию 1813 г.» полу­чила Черноморская лейб-гвардии казачья сотня. Сформированная в 1811 году, она была включена в состав гвардейского Казачьего пол­ка, вместе с ним прошла всю Оте­чественную войну 1812 года и за­вершила свой славный боевой путь в Париже в марте 1814 года.

Как уже отмечалось, у запорож­цев и первое время у черноморцев знамена, грамоты и прочие дары государей назывались немецким словом клейноды. Но после вхож­дения Запорожья в состав России и особенно после переселения черно­морских казаков на Кубань все эти предметы — знаки царского внима­ния — стали именовать еще одним словом — регалии. Слово клейноды стало выходить из употребления.

Словом регалии (от латинского regalis — «царский») обозначались символы царской власти: скипетр, корона и проч. Но на кубанской по­чве оно приобрело более широкое толкование. Все, что дарили цари и императоры казачеству; все, что несло на себе знак монаршей мило­сти, стали называть регалиями. А словосочетание казачьи регалии ста­ло восприниматься как символ во­инской казачьей доблести.

В состав кубанских регалий поз­же были включены знамена, значки Азовского казачества и Хоперского полка, вошедших в Кубанское казачье войско. Во время переселения черноморцев с различными пересе­ленческими партиями регалии дос­тавлялись из Приднестровья на Ку­бань. Первоначально часть их хра­нилась в Тамани, в доме А.А. Голо-ватого, другая часть — в войсковом граде Екатеринодаре. После того как полковые и войсковые знамена и дру­гие регалии были собраны в Екате­ринодаре, они хранились в Свято-Троицкой церкви, затем в Воскресен­ском соборе. И когда последний ра­зобрали из-за ветхости, регалии ста­ли хранить в специальном помеще­нии при войсковом штабе, а некото­рые — во дворце наказного атамана. Очень условно кубанские казачьи регалии можно разделить на не­сколько групп. Самая ценная и са­мая значимая часть регалий — это войсковые знамена, в том числе и георгиевские, знамена куренные и полковые, штандарты. Они вруча­лись как коллективная награда вой­ску или его подразделениям после каждой удачной военной кампании. Часто вручение знамени сопровож­далось вручением высочайших гра­мот, рескриптов. Царские грамоты подтверждали ратный подвиг войс­ка. И в составе регалий их насчи­тывается несколько десятков. Кол­лективной воинской наградой слу­жили наградные трубы и наградные серебряные литавры, используемые в особо торжественных случаях. Зна­мена и все эти предметы служат под­тверждением заслуг Кубанского ка­зачьего войска перед Родиной.

Другая часть регалий — символы власти. К ним относятся атаманские насеки и булавы, перначи кошевых атаманов и ку­ренные перначи, бунчуки, печати и проч.

Были среди регалий и предметы, которые на первый взгляд кажутся будничными, бытовыми. Это уже упомянутые блюдо и солонка — подарок Екатерины II, мундир императора Алексан­дра II, черкеска великого князя Михаила Николаевича, порту­пея Николая I. Но тем не менее и эти предметы несли печать царского внимания к казакам и потому были им дороги. Число регалий постоянно возрастало. Их бережно хранили, переда­вали из поколения в поколение; на них воспитывали доблесть, верность Родине и казачьим традициям.

10 мая 1844 года черноморские казаки торжественно отметили 50-летие своего переселения на Кубань. В Екатеринодар было дос­тавлено большое Георгиевское знамя, которым была отмечена служ­ба казаков Отечеству. Для приема знамени войсковой град собрал атаманов всех куреней в сопровождении почетных стариков и не­дорослей — мальчиков 10 — 12-летнего возраста. Пять казачьих полков подошли к городу. Пожалованное знамя, не прибитое к древку, было доставлено в атаманскую ставку. Вот как кубанский историк И.Д. Попко описывает процедуру прибития знамени к древку: «Первый гвоздь вбил в древко знамени наказный атаман, второй — архиепископ Кавказский и Черноморский преосвящен­ный Иеремия, третий — начальник войскового штаба. Потом были вбиты гвозди каждым из присутствующих, от генерала до казака, представляющего свою роту и батарею. Каждый вбитый гвоздь освящал последним ударом войсковой атаман».

Вот так воспитывалась у казака личная причастность к судьбе знамени — полковой святыни. Знамя — символ воинского брат­ства, ратного объединения всех воинов, и каждый воин должен был сражаться за него не щадя жизни.

Четырнадцать лет спустя, в мае 1868 года, в Екатеринодаре состоялись торжества в связи с окончанием Кавказской войны. Наказный атаман Ф.Н. Сумароков-Эльстон после благословения духовенства принял тринадцать полковых Георгиевских знамен и одно войсковое Георгиевское знамя, которые были пожалованы Кубанскому казачьему войску в 1865 году.

Ежегодно на второй день Пасхи боевые знамена вместе с дру­гими регалиями (булавами, перначами, бунчуками, наградными трубами и литаврами) вносили в войсковой собор во имя Святого князя Александра Невского. Здесь их кропили святой водой и после литургии, в сопровождении духовенства, войскового хора и льготных казаков собственного Его императорского величества конвоя, выносили из храма на площадь на показ народу. Вынос регалий совершался также в войсковые праздники, в памятные и юбилейные для войска и России торжества, на военные парады. Овеянные славой знамена выносили в день, когда принимал при­сягу вновь назначенный войсковой атаман.

СИМВОЛЫ АТАМАНСКОЙ ВЛАСТИ
Символами атаманской власти являются бунчук, булава, пер­нач, насека.

Все они в свое время имели сугубо практическое значение. Бунчук указывал местонахождение высокого военачальника, а булава, пер­нач, шестопер были грозным ударным оружием. Но уже в период переселения черноморцев из Приднестровья на Кубань эти предметы свое практическое значение потеряли и стали символами атаманской власти, казачьего достоинства и доблести. Их изображения исполь­зовались при создании гербов, составлении печатей и т.п.

Бунчук был знаком власти и достоинства турецкого паши, пред­ставлял собой конский хвост, подвешенный к украшенному древку длиной около 2,5 м. Конские волосы красились в красный, голубой или черный цвета. Верхний конец древка завершался шаром или был заострен в виде копья, к которому подвеши­вался один хвост. Иногда древко име­ло сверху крестообразную переклади­ну, часто украшенную полумесяцем. К такому навершию прикреплялись два и более конских хвостов.

По числу навешиваемых хвостов определялся ранг и достоинство паши. По степени старшинства паши делились на «двухбунчужных» и «трехбунчужных». Над султаном специальный оруженосец носил бун­чук с семью конскими хвостами.

Днепровские казаки заимство­вали бунчук у турок и крымских татар в конце XVI века. Этот приметный в строю казаков знак следовал за кошевым ата­маном или гетманом, указывал их местона­хождение. Запорожские бунчуки были из бе­лых волос. Гетман Украины имел белые, чер­ные и красные бунчуки. Казака, который держал бунчук над головой гетмана, назы­вали бунчужный товарищ или просто бун­чужный. Позже это прозвище стало почет­ным званием одного из казачьих старшин.

В мирное время бунчук хранился в церк­ви, его выносили только по праздникам как подтверждение присутствия атамана. Бунчу­ки изображались на печатях Кубанской, Уральской и Донской казачьих областей. Эта традиция возрождается и в современных ка­зачьих обществах.

Булава — старинное оружие в виде тяже­лой каменной или металлической головки на рукояти длиной около 0,5 м. Позже булава стала символизировать военную власть. У ка­заков служила знаком высшего атаманского достоинства. Она представляла собой сереб­ряный или позолоченный шар на рукоятке — окованной сереб­ром трости длиной 50 — 80 см. Иногда навершие имело груше­видную форму и делилось на несколько долей, похожих на пти­чьи перья. Подобную булаву называли пернач.

27 февраля 1788 года А.В. Суворов по указанию князя Г.А. Потемкина передал Войску верных казаков булаву для ко­шевого атамана. Она была в форме несколько вытянутого шара на деревянной рукоятке. Шесть желобков делили шар на такое же число секторов, три из которых были отполированы, а три оставались матовыми.

Особым видом булавы являлась насека — первоначально знак достоинства низших казачьих начальников и станичных атаманов. Это была длинная деревянная трость, украшенная резьбой в виде веток и окрашенная под орех, с серебряной головой — небольшим шаровидным навершием. На этом навершии «насекались» имена атаманов, владевших насекою (отсюда название). С начала XX века насеками стали пользоваться не только станичные атаманы. После пожалования Кубанскому казачьему войску ата­манской насеки булаву на различных церемо­ниях выносил помощник начальника штаба.

Поскольку булава была главным символом власти кошевого атамана, походного атама­на, гетмана, то на парадных портретах они в’сегда изображались с булавой в руках. Поз­же изображение булавы стало распространен­ным элементом печатей, казачьих родовых (дворянских) гербов. Булава украшает совре­менный герб Краснодарского края.

Печать была символом административной, хозяйственной и дипломатической власти ата­мана. Ею скреплялись все документы. В мае 1788 года Екатерина II пожаловала вновь об­разованному Войску верных казаков печать с изображением казака и надписью: «Печать коша Войска верных казаков». Она была ис­кусно изготовлена с использованием серебра и рога буйвола. Черноморцы видели в этой печа­ти дорогую регалию и не использовали ее на малозначащих документах. Сидор Игнатьевич Белый — кошевой атаман войска — заказал в Тульской казенной палате две копии.

Когда войско стали называть Черноморским, в Туле изготовили печать с надписью: «Печать коша войска Верных казаков Черно­морских». После Персидского бунта из названия войска убрали слово «верных», и войсковое пра­вительство в 1798 году в Туле за­казало новые печати и для всего войска, и для отдельных полков с новым войсковым названием. В 1801 году для Черноморского каза­чьего войска по распоряжению Пав­ла I изготовили новую печать. Цен­тральное поле печати теперь зани­мал российский государственный символ — орел. Именно такие печа­ти были во всех полках российских войск. Весной 1801 года эту печать вместе с высочайшей грамотой и зна­менами доставили в Черноморию. В январе 1794 года в соответствии с «Порядком общей пользы» -документом об основных принципах устройства жизни и управле­ния войска — всю Черноморию поделили на пять округов. В каж­дом из них учреждалось окружное правление из полковников, пи­сарей, есаулов и хорунжих. Все окружные правления имели отли­чительные печати с изображением, присущим данной местности.

Например, на печати Екатеринодарского округа, который гра­ничил с «закубанскими народами», был изображен казак, «водру­зивший ратище в землю, приложа к ратищу вместо присошек ру­жье, держа левою рукою ратище и ружье, а другою приклад и во врага стреляющий». На печати Фанагорийского округа, в одном из лиманов которого находилась тогда казачья флотилия, была изоб­ражена «по морю плавающая лодка со всем воинским прибором».

Тогда же появились печати ку­ренных селений. Они были незамыс­ловатые. Например, печати Шку-ринского и Пашковского селений были одинаковые, изображали в цен­тре корону, а ниже крест и два пе­рекрещивающихся колоса. Различа­лись только надписи. Куренная пе­чать вручалась атаману на выборах. Она принадлежала общине и пере­давалась от атамана к атаману.

В документах Краснодарского госархива сохранились многочис­ленные оттиски немудреных станич­ных печатей 2-й половины XIX — начала XX века. При составлении печатей современных казачь­их обществ используется изображение всей казачьей атрибутики: бунчуков, перначей, сабель, пик и т. п.

У кубанских регалий не только славная, но и драматическая история.

В феврале 1918 года боевые знамена и регалии кубанцев поки­нули Екатеринодар. Советы взяли власть в Екатеринодаре, но ненадолго. Уже в августе этого года после удачного 2-го Кубанс­кого похода А.И. Деникина советская власть в Екатеринодаре пала, а вслед за этим боевые знамена — свидетели воинской чести кубанцев — вернулись в кубанскую столицу.

Вторично военные знамена Кубанского казачьего войска вмес­те с другими регалиями покинули войсковой град в феврале 1920 года. Они были вывезены с Кубани. Побывав в Югославии и в Германии, после Второй мировой войны оказались в казачьем музее в штате Нью-Джерси в США, где и сегодня находятся.

ПЕРВЫЙ ГЕРБ
Тамань — первый населенный пункт Кубани, который обзавел­ся собственным гербом. Он был утвержден 30 января 1848 года.

День высадки на таманском берегу первой партии казаков-пе­реселенцев — 25 августа 1792 года — считают днем основания «го­рода Тамань». Он был объявлен центром Фанагорийской, а с 1802 года — Таманской округи. Но население «города» росло очень мед­ленно. По числу жителей Тамань отставала от самых захудалых станиц. По Положению о Черноморском казачьем войске от 1 июля 1842 года все окружные учреждения были переведены из Тамани в станицу Полтавскую.

Тамань попала в двусмысленное положение. Она не имела са­мостоятельного правления и управлялась из соседней Ахтанизов-ской станицы. Тем не менее (единственно по историческому зна­чению) продолжала называться городом.

Таманский герб представляет собой щит, разделенный на че­тыре равные части. В первой части на серебряном поле изображе­на великокняжеская шапка с золотым крестом сверху, украшен­ная золотом и драгоценными камнями. Эта геральдическая фигура напоминает о том, что Тамань в XI веке была центром русского Тмутараканского княжества. Во второй части на золотом поле воз­вышается крепостная стена красного цвета, а за ней огнедышащая сопка вулкана — часто встречающийся элемент таманского ланд­шафта. В третьей части на голубом поле — серебряная осетровая рыба, напоминающая о рыбных богатствах полуострова. На крас­ном поле четвертой части — три бугра соли. Соляные промыслы Тамани снабжали ценным продуктом всю Кубань.

Щит окружён зеленой каймой, украшенной золотыми шести­конечными звездами. Их 21 — по числу станиц в Таманском ок­руге на тот период.

Через полтора года после утверждения герба, 15 июля 1849 года, в Тамани было открыто свое станичное правление и населенный пункт из города превратился в станицу.

СИМВОЛИКА КУБАНСКОЙ СТОЛИЦЫ
Екатеринодар был основан в 1793 году на Черноморской кор­донной линии, долгие годы оставался войсковым городом и лишь на восьмом десятке своего существования получил гражданское управление. Этим в первые десятилетия своего существования ку­банская столица во многом отличалась от других городов Российской империи. Работа над городским гербом началась лишь в 1841 году после соответствующего предписания военного ведомства только что вступившему в должность новому атаману Черноморского ка­зачьего войска генералу Григорию Антоновичу Рашпилю.

Составление проекта было поручено выпускнику Петербургс­кой академии художеств есаулу Ивану Чернику.

Иван Денисович Черник (1811 — 1874) был потомственным черноморским казаком. Он родился в семье урядника в Екатери-нодаре. Очень рано проявил способности к рисованию и живопи­си. Но только в 19-летнем возрасте за счет казны Черноморского казачьего войска был направлен на учебу в Санкт-Петербург в Императорскую академию художеств.

За время учебы Иван Черник неоднократно награждался золоты­ми и серебряными медалями. После окончания академии талантли­вый молодой человек был направлен за границу для совершенствова­ния умений в области архитектуры под началом лучших зарубеж­ных мастеров. Несколько лет он прожил в Берлине, затем в Риме, удостоен звания академика и профессора архитектуры. Лучшим его творением стал архитектурный проект войскового Александро-Не-вского собора, который построил в казачьей столице его брат Елисей Черник, также выпускник Петербургской академии художеств.

Получив от войска почетный заказ составить проект герба Екатеринодара, Иван Денисович с энергией взялся за работу и 20 декабря 1843 года представил результат своего труда войско­вой администрации.

Но пройдет еще почти семь лет, в течение которых представ­ленный проект будет дорабатываться и уточняться, и лишь 3 сен­тября 1849 года герб Екатеринодара будет высочайше утвержден Николаем I. Его описание будет включено в «Полное собрание законов Российской империи», в 24-й том, изданный в Санкт-Петербурге в 1850 году.

Главная часть герба — прямоугольный, заостренный снизу щит. Он разделен на четыре равные части. На первой и четвертой час­тях на золотом поле изображена крепостная стена «червленого цвета» с открытыми воротами. Над стеной возвышается двугла­вый российский орел черного цвета с московским гербом на груди.

Эти изображения говорили о том, что герб принадлежит вой­сковому городу, стоящему на границе, городу-крепости. «Госу­дарственный» орел означал, что это российский город и черно­морское казачество находится под покровительством империи.

На второй и третьей частях на серебряном поле располагалось по два лазурных знамени с вензелями Екатерины II, Павла I, Алек­сандра I и Николая I — символами державности. Знамена эти были пожалованы войску за мужество и верную службу и свидетельство­вали о военных заслугах кубанского казачества. Меж знамен — ата­манская булава и бунчуки. Это символы казачьей власти. Город -центр управления казачьего войска, во главе его атаман с булавой.

В самой сердцевине основного герба находится геральдичес­кая фигура — «щиток». Она выполнена в форме плоского щита «червленого» (красного) цвета. На нем вензель Екатерины II, так как город назван в ее честь, и дата основания города — 1794* (был составлен и утвержден межевой план Екатеринодара и вы­шел первый документ, регламентирующий внутреннюю жизнь Чер-номорья, «Порядок общей пользы», в котором говорилось о «воз­движении града» Екатеринодара).

Большой щит окружен зеленой каймой с 59-ю шестиконечны­ми звездами — по числу черноморских станиц того времени. Вен­чала щит золотая городская корона в виде обруча, образованно­го городскими стенами с зубцами и тремя городскими башнями.

Ярко подчеркивали казачью принадлежность городского гер­ба щитодержатели, два гвардейских казака, стоящих по сторо­нам большого щита.

Казак слева** — в синей казачьей форме начала XIX века, времен Александра I. Он в высоком барашковом кивере с белым этишкетом и серебристым султаном, с пикой и саблей. Справа казак в форме 40 — 50-х годов XIX века, времен царствования Николая I. На нем красная черкеска с газырями, синий бешмет, кинжал, в руке’пика.

В последующие годы были предприняты попытки изменить городской символ.

В 1868 году был разработан новый герб Екатеринодара, но его проект не был принят. В целом герб Екатеринодара 1849 года не претерпел никаких изменений. Он служил симво­лом города вплоть до 1920 года, когда на Кубани была установ­лена советская власть.

Изображение герба использовалось на печатях, бланках го­родской управы и думы, личных должностных знаках, в оформле­нии товарных знаков многочисленных городских заведений и т. п.

После революции в Краснодаре почти полвека не было ника­кого герба. За создание символа города, который должен был показать «социалистические преобразования», произошедшие за годы советской власти, взялись во второй половине 1960-х годов. В мае 1966 года Краснодарский горисполком объявил конкурс на лучший значок, эмблему, герб города. Было представлено свыше 300 эскизов. Их присылали школьники, студенты, колхозники, профессиональные художники и историки из всех районов края. Осенью того же года на аллеях парка культуры и отдыха имени Горького была проведена открытая выставка эскизов.

Первое место присудили художнику И.А. Басанскому. Его эс­киз и был положен в основу нового, «социалистического» герба города Краснодара.

Герб был изображен на щите. Это единственная дань традици­онной геральдике. Вот какое толкование герба дал городской отдел культуры в одной из тогдашних газет. По верху щита вытянута красно-синяя полоска с серпом и молотом. Это флаг Российской Федерации. Под полоской надпись: «Краснодар». Внизу щита — зубчатая шестеренка, символизирующая развитие машинострое­ния в краевом центре. Рядом с шестеренкой видны силуэты заводов с дымящими трубами, что говорит о развитой нефтяной, газовой и химической промышленности. Большой колос безостой пшеницы, занимающий центральную часть герба, символизирует Кубань как житницу России. Все детали герба помещены на ярко-зеленом фоне, что должно было подчеркивать, что Краснодар — город цветов, зелени и садов. Все детали герба украшала цветущая ветка яблони.

Герб изображался на многочисленных сувенирных значках. Вскоре изображение яблоневой ветки исчезло со значков. Веро­ятно, это произошло из-за технологических трудностей воспро­изведения тонкого рисунка цветка яблони. Сегодня значки с яб­лоневой веткой можно увидеть только у редких фалеристов (кол­лекционеров значков).

Конечно, этот герб нарушал все законы и традиции геральди­ки, но тем не менее он более двух десятков лет был признанным символом краевого центра и стал «источником» эмблем (гербами их назвать нельзя) многих городов Кубани. Появилась эмблема Анапы с солнцем, виноградом и пионерским костром; эмблема

Горячего Ключа с медицинскими символами, колосом и шестерен­кой; эмблема Тихорецка с колосом, шестеренкой и переплетающи­мися железными дорогами; эмблема Лабинска с шестерней, коло­сом и волнистой линией (река Лаба); Новороссийска со звездой города-героя, якорем и дымящими трубами цементных заводов; Крымска с солнцем, виноградом, консервными банками и дымя­щими трубами; Адлера с солнцем, морем и авиационным лайне­ром; Архипо-Осиповки с морем и чайкой; Геленджика с солнцем, медицинскими символами и виноградом; Сочи с солнцем, пальма­ми и морем; Армавира с огромной шестерней и колосом; Ейска с чайкой в лучах солнца, шестерней и колосом; Туапсе с танкером; Майкопа с национальным адыгским орнаментом и другие.

В дни подготовки к празднованию 200-летия Краснодара — Екатеринодара снова подняли вопрос о гербе города. Именно тог­да возникло предложение к юбилею восстановить городской герб и объявить конкурс на эскизный проект флага Краснодара.

Но пройдет еще три с половиной года, прежде чем решением городской Думы Краснодара 5 июля 1996 года будет принят го­родской герб. Это исторический герб, утвержденный в 1849 году. В дальнейшем с учетом требований законодательства в области геральдики и обращений историков-краеведов из герба были ис­ключены цифры «1794» и принят новый вариант короны. С из­менениями герб Краснодара был утвержден 7 июля 2005 года.

ДВОРЯНСКИЙ ГЕРБ
Наиболее известный из дворянских гербов на Кубани — герб рода Бурсаков. •

Основателем этого казачьего рода был Федор Яковлевич Бур­сак, назначенный 22 декабря 1799 года императором Павлом I войсковым атаманом Черноморского казачьего войска.

Четырнадцатилетним мальчишкой, не окончив обучение в Киевской духовной семинарии, он сбежал в Запорожскую Сечь, где по сечевым обычаям получил прозвище Бурсак. Участвовал в двух русско-турецких войнах. Отличился при штурме Очако­ва, Хаджибея, Измаила, Мачина. Ревностная служба и храб­рость казака были замечены самой императрицей Екатериной II и полководцем А.В. Суворовым.

Федор Яковлевич был одним из первых казаков, записавшихся в Войско верных черноморских казаков. Вместе с войском переселился на Кубань. И здесь, став войсковым атаманом, показал себя хорошим администратором, заботящим­ся о благосостоянии вновь обретен­ных земель. Он много сделал для хо­зяйственного развития Кубани и на­родного образования, обеспечив бе­зопасность южных границ России от набегов закубанских горцев. Дослу­жился до воинского звания генерал-майора, был награжден многими ор­денами Российской империи.

Потомки Федора Яковлевича тоже известны своими заслугами пе­ред Кубанью и Россией. В 1830-х годах семья Бурсаков получила звание потомственных дворян. 26 июля 1840 года был утвержден герб рода дворян Бурсаков и вручена подписанная императором грамота, подтверждающая дво­рянское достоинство семьи.

Герб представлял собой щит, разделенный горизонтально. Вер­хняя часть щита, в свою очередь, разделена перпендикулярно на два поля. На левом верхнем золотом поле изображена гора с ли­нейного вида крестом, а у ее подножия — крепость с двумя башня­ми, окнами и бойницами. Это эмблема веры и того, что некоторые представители фамилии были важными духовными сановниками. На правом серебряном поле изображены копье, крестообразно саб­ля и бунчук, под ними — обращенная вверх рогами луна, что символизирует воинскую доблесть, доспехи, которыми добыто дво­рянское достоинство в битвах и победах над иноверцами. В ниж­ней части щита по лазоревому полю скачет всадник на белом коне, освещенный одинокой звездой. В правой руке у всадника булава -знак атаманства основателя рода. Щит увенчан дворянским шле­мом и короной. Щит обрамляет красочный намет.

Сегодня этот герб, отчеканенный в металле, можно увидеть в Краснодаре на фронтоне дома Бурсака по улице Красноармейс­кой, 6. Дом атамана был воссоздан в 1992 году.