§4. Кубань в политике соседних держав.

В XVI-XVII вв. Кубань все чаще попадает в поле зрения таких великих держав, как Россия и Османская империя (Турция). Взаимоотношения ногайцев с русским государ¬ством в это время складывались на фоне напряженной меж¬дународной обстановки. Крымские ханы — вассалы Турции — делали все возможное, чтобы кубанские ногайцы безогово¬рочно признавали их власть. С другой стороны, в прикубанс-ких степях ногайцев теснили калмыки, которые также зани¬мались кочевым скотоводством и нуждались в обширных пастбищах. В 1671 г. 15 тыс. ногайских семей во главе со своими мурзами откочевали с Кубани под Астрахань. Это не понравилось крымскому хану, который заставил их вернуть¬ся на Кубань, в пределы Крымского ханства. Ногайцы нуж¬ны были хану, т. к. могли существенно пополнить татарскую конницу — ударную силу в его набегах на русские земли.
С захватом Константинополя и генуэзских колоний на Азовском и Черноморском побережьях турки стали укреп¬лять свои позиции на Кубани.
В 1479 г. турки и крымские татары предприняли пер¬вый поход на адыгов, разорив их аулы и угнав в рабство немалое число горцев. Для усиления своего господства на Кубани турки укрепляют Тамань и возводят в 1519 г. кре¬пость Темрюк, откуда начинают вести наступательные дей¬ствия против северозападных адыгов.
В 1501 г. турки предприняли новый поход на адыгов, использовав свыше 200 адыгских воинов, которые служили в Кафе. В ответ на это осенью того же года адыги осуще¬ствили рейд к турецкой крепости Азов в устье Дона. Угнав большое количество скота, они обратили в бегство послан¬ную за ними погоню. Во втором десятилетии XVI в. осма¬ны и крымские ханы усилили натиск на адыгов. Походы в их земли следовали один за другим. Несмотря на отчаянное сопротивление адыгов, их князья вынуждены были признать свою зависимость от крымских ханов. Эта зависимость вы¬ражалась в необходимости посылать татарским ханам по¬дарки, рабов и участвовать в их набегах на русские земли.
Так было, например, в 1521 г., когда крымские ханы дошли до самой Москвы и осадили ее. Однако адыги неоднократно выступали против крымского диктата. В середине XVI в. крымский хан вынужден был не раз посылать свои войска для подавления адыгских мятежей. В это же время вели¬кий московский государь Иван Грозный прочно обосновал¬ся на берегах Волги, завоевав Казанское ханство. Близилось время подчинения великому московскому царю Астраханс¬кого ханства и ногайцев Большой Орды. Против крымских татар на южных границах Руси Иван Грозный укреплял засечную линию в виде многочисленных оборонительных сооружений, начатую еще его отцом Василием III. Новая граница сдерживала алчные аппетиты крымских ханов, при¬выкших обогащаться за счет грабительских набегов. Воз¬росший авторитет Русского государства направил взоры адыгов к московским правителям. В 1552 г. к Ивану Гроз¬ному было направлено адыгское посольство, которое обра¬тилось к нему с просьбой, чтобы он взял адыгов под свое покровительство и защитил их от крымского хана. Для выяснения обстановки на Кубань был командирован рус¬ский боярин Андрей Щепотьев. Это вызвало гнев ‘крымско¬го хана, который в 1553-1554 гг. дважды направлял в чер¬кесские земли свои карательные экспедиции.
В 1555 г. Андрей Щепотьев вернулся в Москву в сопро¬вождении представительной делегации от ряда адыгских народов. От имени «всей земли черкесской» они просили русского государя принять адыгов в свое подданство, Иван IV щедро наградил черкесских посланников и обещал им военную помощь против Крыма. Иван Грозный не бросал слов на ветер и уже в 1555 — 1556 гг. три раза посылал свои войска против крымцев, чтобы предотвратить их походы на Кубань. Не остались в долгу и адыги, успешно атаковавшие турецкие крепости Темрюк и Тамань в период борьбы Ива¬на IV с Астраханским ханством — союзником Крыма. Не¬смотря на военную помощь крымского хана и Турции, в 1556 г. Астрахань без боя сдалась русским стрельцам и казакам…
Под впечатлением успехов Московии западные адыги и кабардинцы направили в 1557 г. в русскую столицу новое посольство с просьбой о подданстве. Русское правительство было не против удовлетворить просьбу, обещая при этом сохранить самостоятельность местных князей по всем воп¬росам внутренней политики. Некоторые черкесские князья даже приняли православную веру, остались служить в Моск¬ве и сражались в войсках Ивана IV против польско-литовс¬ких рыцарей в период Ливонской войны. Это вовсе не озна¬чало, что все адыгские князья и старшины ориентировались на Москву. Взаимные распри и агрессивные соседи, типа Крымского ханства, вынуждали некоторых из них заручить¬ся покровительством русского царя. Московские власти в свою очередь искали себе союзников в борьбе против Крыма и Османской империи. Однако начатая в 1558 г. Ливонская война отвлекла внимание Ивана IV от событий, которые про¬исходили на Северном Кавказе, и стимулировала османско-крымские притязания на этот регион. Это вынуждало опре¬деленные круги черкесской знати вновь обратиться за помо¬щью к русскому царю. Так, князь Ичурук просил Ивана Гроз¬ного прислать к адыгам русского воеводу «на государство», т. е. на правление, и был даже не против обратить свой народ в православную веру. При этом, разумеется, сам народ князь не спрашивал, хотел ли он поменять религию. Откликаясь на просьбу о помощи и стараясь усилить свои политические позиции на Северном Кавказе, царь в 1560 г. направил к адыгам одного из своих лучших полководцев князя Дмитрия Виш-невецкого с ратью и христиански¬ми проповедниками. В начале 1561 г., объединившись с адыгски¬ми воинами, Д. Вишневецкий осу¬ществил удачный поход против крымско-турецких войск в Приазо¬вье. Турецкий флот пытался поме¬шать продвижению Д. Вишневец-кого, но вынужден был отступить и вернуться в Константинополь (Стамбул). Между тем Ливонская война была в раз¬гаре. Ливонский орден был разгромлен, но у Русского государства появились более грозные противники: Польша, Литва и Швеция. На какое-то время это заслони¬ло все проблемы, связанные с Северо-За¬падным Кавказом. Оказавшись не у дел, Д. Вишневецкий в 1561 г. перешел на службу к польскому королю. Через два года гроза крымских ханов был схвачен турками, подвергнут страшным мукам и казнен в Стамбуле.
Один из ярых сторонников Москвы адыгский князь Сибок, почувствовав из¬менение политической ситуации, отправил в Крым брата просить татарского хана прислать своего сына к черкесам «на государство». Хан не заставил себя долго ждать и вско¬ре прислал крымского царевича с войском. А в 1563 г. часть адыгских князей обратилась к турецкому султану с предло¬жением о помощи ему, если он решится атаковать Астра¬хань. Однако сделать это в то время турецкий султан не решился прежде всего потому, что на Тереке была воздвиг¬нута первая русская крепость. К тому же здесь были силь¬ны позиции кабардинского князя Темрюка Идарова, выдав¬шего свою дочь замуж за Ивана Грозного
Однако в 1569 г. турки и татары все же двинулись в поход на Астрахань. К ним присоединилась часть адыгс¬ких князей со своими воинами. Но взять город они не смог¬ли. В отместку за их несостоятельность черкесы напали на союзников турок и, по свидетельству источника, украли у них много людей и лошадей.
В ответ на это верные вассалы турок крымские татары в 1570 г. напали на адыгов. В жестокой борьбе с ними были пленены два сына Темрюка Идарова, а сам он скончался от полученной в сражении раны. К этому времени умерла и его дочь — московская царица Мария Темрюковна.
В 1571 г. крымский хан Девлет-Герей с огромным войс¬ком стремительно атаковал Москву и сжег ее, захватив бо¬гатую добычу и тысячи пленных. Через некоторое время он решил повторить свой удачный набег. Но на этот раз его ждали русские войска, разгромившие татарскую конницу.
Не забыл крымский хан и о Кубани, устраивая набеги на адыгов или привлекая их к участию в своих военных пред¬приятиях. Только в первой половине XVTI в. крымские ханы многократно ходили в походы на земли адыгов, разоряя их и заставляя выделять воинов для своего войска. В 1637 г., когда донские казаки захватили турецкую крепость Азов, турки привели сюда многотысячную армию, мобилизовав для этого не только татар, но и черкесов.
Близость Крымского ханства к Закубанью существенно влияла на позиции представителей адыгской знати. В сво¬ей междоусобной борьбе они стремились заручиться поддер¬жкой крымских ханов, а через них — и турецкого султана. Нередко претенденты на крымский престол находили приют у адыгских князей, а последние служили при дворе хана.
И все же даже протурецкие сторонники хана в своих со¬юзнических отношениях с ним исходили прежде всего из политической и материальной выгоды. Так, в 1688 г., когда русские войска пошли войной на Крым и исход войны был неизвестен, они отказались помогать хану. Но когда Селим-Гирей нанес русским ряд поражений, они тотчас же со сво¬ими воинами присоединились к нему.
Таким образом, в XVI-XVII вв. Кубань привлекала при¬стальное внимание России, Турции и Крымского ханства. Борьба за приоритет среди адыгов шла с переменным успе¬хом. Адыгская верхушка в этих условиях должна была ла¬вировать, опираясь на те или иные внешнеполитические силы и принимая заступничество сильнейших государств в зависимости от момента. В то же время Россия не навя¬зывала силой своего подданства адыгам, чего нельзя было сказать о Турции и проводниках ее политики крымских ха¬нах. Именно в борьбе с агрессивным Крымом адыги и вы¬нуждены были обращаться за покровительством к России.