§8. На помощь славянским братьям.

Не одно столетие турецкие завоеватели господствовали над южными славянами. Но последние не смирялись со своей горькой долей, неоднократно поднимая восстания против поработителей. В сентябре 1875 г. болгары восстали против турок, но их выступление было потоплено в крови. В апреле 1876 г. болгары поднялись вновь. Турки с исключительной жестокостью расправились с восставшими, уничтожив более 30 тысяч болгар. Затем наступила очередь сербов, не мирившихся с турецким игом. Силы были неравными. Османская империя была уже не так могущественна, как прежде, но достаточно сильна, чтобы подавлять недовольство покоренных народов. Южным славянам был нужен надежный и мощный защитник. Взоры болгар и сербов устремились к России. Еще в XVI в. среди болгар ходила легенда о Ногучем «дяде Иване» — русском народе, который при&ет им на помощь. Россия действительно не могла спокойно наблюдать, как избивали ее единоверных братьев. Русские офицеры и казаки отправлялись волонтерами в Болгарию и Сербию, записывались добровольцами в болгарское ополчение и сербскую армию. Двести пятьдесят кубанцев изъявившие| желание отправиться на Балканы. В Екатеринодаре работал пункт для записи добровольцев. Ширилось движение По сбору денежных средств для нужд славян. Служащие различных учреждений отчисляли часть своего заработка в пользу сражающихся братьев. Об этом писала местная газета «Кубанские областные ведомости». Создавались славянскиe комитеты, которые собирали деньги, одежду, медикаменты для болгар и сербов.

1 ноября 1876 г. русское правительство объявило о начале мобилизации в ряде военных округов. Одновременно в действующую армию на Балканы были направлены казаки па двух кубанских эскадронов императорского конвоя, конный полк и две сотни пластунов Кубанского казачьего войска. В декабре 1876 г. Кубанский казачий полк подполковника С. Я. Кухаренко и две сотни пластунов прибыли в г. Кишинев и влились в Кавказскую казачью дивизию генерала М. Д. Скобелева. 12 апреля 1877 г. Россия объяви-1.1 войну Турции, а русская Дунайская армия пересекла румынскую границу и двинулась к Дунаю. 25 июня передовой отряд русских войск подошел к древней столице Болгарии — г. Тырново. Первой в город вошла сотня кубанских казаков под командованием князя Церетели. Болгары восторженно встретили своих освободителей.

В то время как немногочисленные казачьи части успешно продвигались в составе Дунайской армии на Балканах, па кавказский театр военных действий были направлены из кубанских полков, одна сотня пластунов и две конные батареи. В мае 1877 г. турки высадили десант в Сухуми и Гаграх и атаковали Адлер. Полковнику Б. М. Шелковникову с небольшим отрядом, куда входили и кубанские казаки, пришлось отойти к району Сочи. Воодушевленные первыми победами турки попытались и здесь высадить десант, но были отбиты солдатами и казаками. Кавказская армия своими действиями успешно отвлекала часть турецких сил с основного, Балканского, фронта. Весной 1877 г. русские войска без боя взяли Баязет, однако турки вскоре попытались вернуть крепость, которую оборонял небольшой русский гарнизон, включая и кубанских казаков. Превосходящие силы противника блокировали город-крепость, а б июня 1877 г. турки предприняли штурм. Гарнизон отчаянно защищал городскую цитадель. Потеряв до 300 человек убитыми, турки перешли к ее осаде. Между тем у защитников Баязета почти не осталось продовольствия и воды. Несмотря на это, все требования турок о капитуляции отвергались. С одним, из них выступил сын знаменитого Шамиля — Гази-Магома, командовавший турецко-горской кавалерией. В ответ комендант крепости капитан Ф. Э. Штокович заявил, что русские не для того берут крепости, чтобы их сдавать. Вскоре нашлись два добровольца, взявшие на себя опасную задачу пройти через заслон турок и сообщить русскому командованию о тяжелом положении защитников Баязета. Ими оказались кубанский казак Кирильчук и армянин-переводчик Тер-Погосов, Живым до русского штаба удалось дойти только Тер-Погосову. 23 дня держались защитники Баязета, пока к ним не подошло подкрепление. Один из участников этой обороны писал: «Продлись осада еще 5-6 дней — и весь гарнизон поголовно был бы мертв от голода и жажды». На Кубани из местных казачьих частей формировался так называемый Марухский отряд для оказания помощи русским войскам, которые сражались против турок в Абхазии. В него вошли четыре пехотных казачьих батальона, четыре конные сотни, две пешие сотни из добровольцев-горцев Карачая и специальный взвод при двух горных орудиях. Всего более трех тысяч человек. Во главе отряда был поставлен авторитетный генерал, участник многих войн 76-летний Павел Денисович Бабыч. Статный, внушительный, с седой окладистой бородой, П. Д. Бабыч был строгим, в то же время заботливым и справедливым командиром. Казаки по-сыновьи называли его «батькой».

В станице Кардоникской 25 июля 1877 г. собрались все участники похода. Им предстояло преодолеть Главный Кавказский хребет через Марухский перевал (высотой около трех километров) в сопровождении вьючного обоза из тысячи выносливых горских лошадей. 30 июля отряд двинулся в нелегкий 150-километровый путь. О трудности этого похода писал его участник Е. Д. Фелицмн. «Мне самому несколько раз приходилось видеть раздирающие душу сцены,- писал он, — так, например, приблизившись к утесу, лошадь делает усилие, чтобы вспрыгнуть на него, но в это время задние ноги проваливаются в рыхлый снег, а колени и голова из всех сил ударяются о камень, из-под шерсти показывается кровь, ужасная боль приводит лошадь в состояние ярости; она начинает биться, стараясь освободить себя… собрав все свои силы, конь делает последнее отчаянное движение, задние ноги освобождаются, но не попадают на тропинку, и несчастное животное моментально летит в пропасть». Так погибло около 70 лошадей. Не легче было и людям. Но отряд упорно двигался вперед и 12 августа оказался уже в Цебельдинском ущелье, откуда шел путь на Сухум (так тогда называли Сухуми). 17 августа завязалась перестрелка пластунов и турок в районе Сухумского укрепления. Три объединенных русских отряда, включая и Марухский, готовились к штурму. 20 августа передовые части русских войск вошли в город, но турки покинули его, спешно погрузившись на свои суда. Два пластунских пеших батальона Кубанского казачьего войска остались в Абхазии, а остальные подразделения Марухского отряда вернулись в Кубанскую область. Многие казаки и горцы — участники этого беспримерного похода — были отмечены высокими боевыми наградами.

Еще более важные события разворачивались в это время на Балканах. В июле 1877 г. русские войска заняли Шип-кикский перевал, который турки называли «сердцем Бал кан» и «ключом к дверям Болгарии». 11 августа к героическим защитникам Шипки пришла долгожданная помощь — части генерала М. И. Драгомнрова, среди которых были и куоанские пластуны. После беспощадных атак турки перешли к тактике изнуряющей блокады перевала. С сентября до конца 1877 г. продолжалось удивительное по духу и героизму «Шипкинское сидение». Защитников донимали не только турецкие бомбардировки, но и лютый холод. Не считая убитых и раненых, некоторые полки на Шипке потеряли от болезней и отмораживания свыше 50% своего личного состава. Но Шипка не сдавалась. Среди героев обороны Шипки было немало кубанцев, отмеченных Георгиевскими крестами наградами за высшую солдатскую доблесть. Первая и вторая сотни 7-го пластунского батальона были награждены серебряными сигнальными рожками с надписью «За оборону Шипки в 1877 году».

Не меньше доблести проявили на Балканах и казаки 2-го Кубанского казачьего конного полка под командованием подполковника С. Я. Кухаренко. Степан Яковлевич Ку-хаоенко слыл лихим кавалеристом, пользовался громадным авторитетом у казаков. Его полк входил в состав Казачьей бригады полковника Тутолмина. Нередгсо Тутолмин, зная отличную воинскую выучку кубанцев и их командира, посылал их в атаку первыми. Хорошо проявили себя кубанские казаки и в боях под Плевной. Прославленный русский генерал М. Д. Скобелев по этому поводу сообщал начальству: «Казаки атакуют в еле проходимых местах для конницы, невзирая на сильный огонь». За взятие Плевны многие кубанцы были награждены Георгиевскими крестами и румынскими наградами. Кубанскому казачьему войску за подвиги его частей было вручено Георгиевское знамя с надписью «За отличие в турецкую войну 1877—1878 гг.». Но самой большой наградой для них была признательность славянских народов за их освобождение от пятивекового турецкого рабства.