§6. Развитие сельского хозяйства и торговли.

Во второй половине XIX в. Кубань прочно заняла одно из ведущих мест среди аграрных окраин России. Массовый приток русских крестьян дал мощный толчок развитию сельскохозяйственного производства в крае. Первоначально на Кубани господствовало экстенсивное животноводство: скот основную часть года содержался на подножном корме. Ветеринарной службы по сути не было, и скот нередко становился жертвой различных болезней. Особенно коварной и страшной была чума, приводившая к массовому падежу домашних животных. Были случаи, когда за несколько лет на Кубани от нее погибало свыше 100 тыс. голов скота. Нередки в то время были и ураганы. В 1898 г. от подобной стихии, пронесшейся по Кубани, погибло 200 тыс. животных.

Традиционно развитой отраслью сельского хозяйства края в 50—70-х гг. XIX в. оставалось коневодство. Казак, как и горец, не мыслил себя без лошади. Небольшая, но юркая и выносливая горская лошадь была незаменима в горах. Распространенная в степных районах края так называемая черноморская порода лошади отличалась особой статью, быстротой и силой. Она была пригодна как для верховой, так и для упряжной езды и не случайно закупалась для многих воинских частей России, включая артиллерийские батареи. Однако с ростом цен на землю табунное коневодство, требовавшее просторных пастбищ, постепенно сокращалось. В то же время развивалось подворное коневодство, причем все больше разводили лошадей, предназначенных для плуга. Это вызывало беспокойство военного министерства, требовавшего выращивать верховых лошадей для нужд армии. Но казаки, все больше и больше занимавшиеся более выгодным делом — земледелием, думали по-иному. Об этом, в частности, в 1893 г. писал начальник Кубанской области Е. Д. Малама: «Казаки в интересах своих хозяйственных, потребностей выращивают больше лошадей рабочего сорта».

Что касается иногороднего крестьянства, то оно вообще предпочитало иметь рабочих лошадей. За последнюю четверть XIX в. число лошадей выросло на Кубани более чем в 6 раз, составив почти 600 тыс. голов.

Развивалось в крае и мясное животноводство. Разводимый на Кубани крупный рогатый скот был представлен главным образом серой украинской породой. Такой скот обладал не только хорошими мясными, но и рабочими качествами. Это было особенно важно в 50—70-х годах XIX в., когда ‘: тяжелые для вспашки целинные земли Кубани обрабатывались в основном волами. Они составляли третью часть поголовья крупного рогатого скота. За 30 лет (1860—1890 гг.) количество последнего возросло в крае с 200 тыс. до 1 млн. 720 тыс. голов. Каждый сельский хозяин не мыслил существования своей семьи без домашних животных, к прежде всего коров. Заметный вклад в разведение пород крупного рогатого скота и мясное производство вносили специализированные животноводческие фермы Н. В. Кулешова, Я. А. Пеховского, Н. И. Меснянкина и др. Так, на ферме Н. В. Кулешова содержалось около 200 племенных коров а быков и откармливалось на мясо до 7 тыс. голов.

Особую роль в животноводческом хозяйстве края играло I овцеводство. Издавна горцы и казаки разводили грубошер- стных овец, поголовье которых быстро росло до конца 1870-х гг. К этому времени только у казаков было до 2 млн. овец. Разводили три породы овец: волошскую — в степной части Кубани, малич — на Тамани и карачаевскую овцу — в закубанских предгорьях. Особенно славилась карачаевская овца, с прекрасным мясом и блестящей курчавой шерстью, шедшей на бурки, шубы.

С 1870-х гг. на Кубани начинает бурно развиваться, мериносовое овцеводство, более известное тогда как тонко рунное. Его основателями были тавричане-овцеводы. Яркими образчиками этих предпринимателей-овцеводов были братья Мазаевы, именем которых называлась знаменитая «ма-заевская овца». Им принадлежало на Кубани около 200 тыс. мериносовых овец. Братья Нш:оленко имели свыше 85 тыс. овец. Вместе с «тавричанами» стали успешно заниматься этим выгодным делом и некоторые местные землевладельцы. Так, в имении барона Р. В. Штейнгеля «Хуторок» насчитывалось до 40 тыс. мериносовых овец. Известный землевладелец и предприниматель Я. А. Пеховский имел 35 тыс. овец. В его хозяйстве был выведен особый тип овцы, в котором удачно сочетались достоинства мазаевской, французской и немецкой пород овец. Полученная от этих овец великолепная шерсть пользовалась спросом не только в России, но и в странах Европы.

Важным подспорьем в хозяйствах крестьян и казаков являлись козы, свиньи, домашняя птица. В некоторых хозяйствах держали даже верблюдов. Но «корабли пустыни» были мало пригодны для Кубани, и их приобретали больше для экзотики. Иное дело — свиньи, количество которых неуклонно возрастало по мере роста земледелия. Его продукция служила прекрасной кормовой базой для свиноводства.

До 1880-х гг. кубанское население уделяло земледелию меньше внимания, чем животноводству. Для поддержания плодородия почвы использовалась давно вышедшая из употребления в Европейской России переложная система земледелия. Местные земледельцы несколько лет использовали один и тот же участок, а затем переходили на новые, «свежие» земли, давая отдохнуть выпаханной земле. Урожайность сельскохозяйственных культур была невысокой, а по сбору зерна на душу населения в 1860-х гг. Кубань стояла на одном из последних мест в стране.

С быстрым ростом населения и увеличением площади распаханных земель ситуация существенно менялась. Уже в 80-90-х гг. XIX в. многие хозяйства стали переходить к трехпольным севооборотам, применению удобрений, поливке полей. И хотя переложная система земледелия продолжала господствовать в степях Прикубанья, хлебная нива Кубани стремительно росла. Так, если в начале 1870-х гг. под злаками было занято 0,5 млн. дес, то к концу 1890-х гг. — до 2 млн. дес. Половину этой площади занимала пшеница. На втором месте была другая высокотоварная культура — яч мень. Посевы иных сельскохозяйственных культур были незначительными. Долгое время огородной культурой был и картофель, который появился на Кубани еще в дореформенный период. Постепенно картофель стали высаживать и в поле, за пределами усадебных огородов, и он стал поступать в продажу на местные рынки. Урожайность его, однако, была невелика — в полтора раза ниже, чем в целом по стране.

Переселенцы из Воронежской, Саратовской и других губерний страны принесли на Кубань и культуру подсолнечника. Местное население быстро осознало его значение не только как пропашной культуры, улучшавшей севообороты, но и как товарного продукта. Если в 1870-х гг. в станицах и аулах можно было видеть лишь редкие островки черно-золотых шляпок подсолнечника, то в 1896 г. он уже занимал площадь свыше 145 тыс. дес, удерживая третье место после пшеницы и ячменя среди кубанских посевов.

В 1860-х гг. в районе Анапы появились табачные плантации. Их первыми хозяевами были греки, которым русское правительство разрешило заселять Черноморское побережье Кавказа. Вскоре высокая доходность новой отрасли земледелия привлекла к ее освоению армян, горцев, казаков и иногородних крестьян. На Кубани разводился высокосортный турецкий табак, доступный главным образом обеспеченным слоям населения. Махорку, которую курила вся рабоче-крестьянская Россия, на Кубани выращивали очень немного, в основном овцеводы для мойки овец. Так как высокосортные табаки шли для производства сигарет и папирос на табачные фабрики Ростова, Москвы и Петербурга, то основной толчок росту табачных посевов дало строительство Владикавказской железной дороги. Уже через 5 лет после начала ее эксплуатации число табачных плантаций на Кубани выросло в 25 раз. В конце XIX в. Кубань вышла на первое место в России по сбору табака высших сортов. В 1895 г. из собранных в стране 1,3 млн. пуд. высокосортного табака 0,7 млн. пуд. (55 %) приходилось на Кубань.

Помимо животноводства и полевого земледелия сельское население области занималось огородничеством и бахчеьиаством, разведением виноградников и садов. Из огородных продуктов наибольшее распространение получили помидоры, капуста, огурцы и лук. Они выращивались не только для себя, но и для продажи в городах и на железнодорожных станциях. Центром огородничества являлся Ла-бинский отдел. Бахчевые культуры (арбузы, дыни, тыквы), в отличие от огородных, предназначались в первую очередь для продажи. Наибольшего развития бахчеводство достигло в Ейском отделе.

Издавна на Кубани было известно садоводство. Знаменитые горские сады Черноморского побережья Кавказа славились изобилием фруктов, но в результате многолетней Кавказской войны и ухода большинства горцев в Турцию они пришли в запустение и упадок. Их возрождение началось лишь в 1880-х гг., когда местных крестьян стали бесплатно снабжать саженцами фруктовых деревьев, а сельским обществам Черноморского побережья раздавать в бессрочное пользование за небольшую арендную плату землю под сады и виноградники. К этому времени в других районах Кубани садоводство получило уже широкое распространение.

Древнейшей культурой Кубани был виноград. Его изумрудные ягоды веками украшали столы не только вельмож, но и простолюдинов. Однако как специализированная высокотоварная отрасль сельскохозяйственного производства виноградарство начинает бурно развиваться в 1870-1880-х гг. прежде всего на Тамани и Черноморском побережье края. В 1871 г. возле живописного озера Абрау и речки Дюрсо, в 25 километрах от Новороссийска, было основано принадлежавшее императорской фамилии имение Абрау-Дюрсо площадью 7 230 дес, ставшее своеобразным центром разведения различных сортов винограда и производства первоклассного вина. Почин Абрау-Дюрсо был подхвачен многими хозяевами края. За 20 лет (1875-1894 гг.) более чем в 10 раз выросло и число виноградовладельцев и виноградников. В 1896 г. в Абрау-Дюрсо было произведено 16 тыс. бутылок шампанского. Винодельческая продукция кубанского имения стала соперничать на внутреннем рынке со знаменитыми напитками французской провинции Шампань — родины шампанских вин.

Увеличение продукции сельского хозяйства — ведущей отрасли кубанской экономики — стимулировало развитие в крае рыночных отношений. Большую роль во внутренней торговле Кубани играли ярмарки. Некоторые из них возникли еще в конце XVIII в. Например, регулярно собиравшаяся ярмарка в г. Екатеринодаре впервые была открыта в 1794 г., в станице Старощербиновской — в 1796 г., в селении Калниболотском — в 1798 г. Во второй половине XIX в, число ярмарок значительно выросло. Уже в 1861 г. в Кубанской области было проведено 53 ярмарки в 24 населенных пунктах. Ярмарки были не только средоточием торговли, но и в определенном смысле зрелищными мероприятиями, куда приходили не только покупать, но и развлечься. Устраивались они обычно в дни церковных праздников и с такими интервалами, чтобы оптовые торговцы могли успеть переехать с одной ярмарки на другую. Продолжительность работы ярмарок составляла от нескольких дней до двух недель. О масштабности ярмарочной торговли можно судить по Благовещенской ярмарке в Екатеринодаре: в марте 1870 г. на нее прибыли до 9,5 тыс. торговцев и десятки тысяч покупателей, привезено товаров на 1,4 млн. руб. Сумма внушительная, если учесть, что 1 кг. первосортного пшеничного хлеба стоил тогда несколько копеек, а хорошая лошадь- 50 руб. Славились своими ярмарками станицы Старощербиновская, Кущевская, Кавказская и др. Ассортимент товаров на ярмарках был богатый, ко больше всего продавалось домашних животных. Купленный на ярмарках скот расходился не только по всему краю, но и отправлялся в другие губернии страны, а также в Турцию, Францию, Германию, Грецию. Так, в одном только 1896 г. из Кубанской области было вывезено в зарубежные страны 450 тыс. голов крупного и мелкого скота.

Помимо ярмарок в 70—90-х гг. XIX в. стала развиваться и стационарная (постоянная) торговля на сельских и городских базарах. За это время она выросла более чем в 80 раз. В 1890-х гг. среднегодовой товарооборот кубанской области составлял более 50 млн. рублей, большая часть его уже приходилась на места постоянной торговли.

С ростом зернового земледелия края возрастала и его товарная продукция. Особой популярностью пользовалась кубанская пшеница, шедшая буквально золотым потоком в центральные регионы России и почти во все страны Европы. Только из азово-черноморских портов Кубани за границу ежегодно в 90-х гг. XIX в. отправлялось свыше 40 млн. пуд. зерна, прежде всего пшеницы. Кроме того, на внутренний рынок России и за рубеж в значительных объемах вывозились скот, подсолнечное семя, табак, шерсть, кожи и т. д. Навозила же Кубань в основном фабрично-заводскую и земледельческую технику (паровые молотилки, сноповязалки, сеялки, косилки и пр.).

Чем сильнее развивалось местное сельскохозяйственное производство, тем активнее становились торгово-рыночные отношения на Кубани, тем шире были ее экономические «’вязи с губерниями России и другими странами.