§1. Присоединение Закубанья к России и окончание Кавказской войны.

Пропагандистская и военно-организаторская активность Мухаммед-Амина вызвала более решительные действия царского командования. В конце 1851 г. в Закубанье был направлен отряд исполнявшего должность атамана Черноморского казачьего войска генерала Г. А. Рашпиля. Одновременно в тылу у Мухаммед-Амина подняли восстание те адыги, которые были недовольны его деспотическим правлением. Положение наиба Шамиля стало критическим, и Мухаммед-Амин уже подумывал о прекращении борьбы. Но начавшаяся в 1853 г. Крымская война окрылила его. Он вновь почувствовал поддержку Турции и Англии, услышал вдохновляющие призывы Шамиля к борьбе. С удвоенной энергией Мухаммед-Амин пытался объединить под знаменем независимости горские народы. Тех, кто не повиновался, жестоко наказывал, как это было с горскими аулами близ Новороссийска, которые он разорил и сжег. В это время на Черноморском побережье все настойчивей распространялся слух о прибытии англо-французской эскадры и турецких десантов. Русское командование приняло решение оставить Черноморскую береговую линию.

В 1854 г. укрепления ее были уничтожены, а гарнизоны вывезены в Новороссийск. 28 февраля 1855 г. в Цемесскую бухту вошли 1 французский и 4 английских корабля. Началась безответная бомбардировка Новороссийска дальнобойными орудиями, но когда союзники приблизились к городу на картечный выстрел, то были встречены шквальным огнем десятка небольших русских пушек. Не удалась и попытка англичан уговорить горцев атаковать Новороссийск с суши. Адыги предпочли безучастно наблюдать за развер-нувшимся артиллерийским поединком. 3 марта корабли союзников ушли в море. Однако в мае 1855 г. целая англофранцузская армада из 80 судов вошла в Керченский пролив. Русские войска были вынуждены оставить Анапу и Новороссийск и отойти к Темрюку.

В Анапе появился ещё один претендент на звание объединителя горских народов — адыгский князь Сефербей. В юности он был выдан в качестве аманата (заложника) русским властям, отправлен учиться в Одесский лицей, служил юнкером в Анапе, но, поссорившись с командиром полка, бежал в Турцию, там дослужился до чина полковника турецкой армии и звания паши. С началом Крымской войны был послан турецким командованием на Северный Кавказ с поручением активизировать борьбу адыгов против России. Согласовав свои действия с англо-французским командованием, которое начало высадку десанта на Таманском полуострове, Сефер-бей в сентябре 1855 г. во главе горской кавалерии и турецкой пехоты попытался прорваться на правый берег Кубани. Брошенные им на штурм русских позиций два турецких батальона были разгромлены. Его сын Карабатыр безуспешно пытался взять Варениковское укрепление. Неудачны были действия и англо-французского десанта. Понеся большие потери, англо-французские войска были вынуждены покинуть Таманский полуостров. Од-нако в ноч’ь с 28 на 29 декабря 1855 г. отряды Сефер-бея прорвались к Екатеринодару и заняли прилегающие к реке Кубани кварталы, но были выбиты черноморцами. Сефер-бей со своим изрядно поредевшим войском отошел в полуразрушенный Новороссийск, куда был направлен русский отряд полковника Цакни. Сефер-бей, не приняв боя, покинул город и скрылся в горах. В это время разгорается острое соперничество за власть над черкесами между ним и Мухаммед-Амином. Последний был недоволен тем, что турки прислали в Черкесию Сефер-бея, по своему знатному происхождению сразу же получившего поддержку горских князей и дворян. В свою очередь Сефер-бей был оскорблен тем, что султан утвердил Мухаммед-Амина в 1856 г. «наместником Черкесии» и присвоил ему чин генерала турецкой армии, т. е. как бы отдал ему предпочтение. Соперничество переросло в вооруженное столкновение между отрядами двух, несомненно, авторитетных предводителей горцев. Пытаясь погасить конфликт и организационно-технически усилить горцев, английское и турецкое командование направило в 1857 г. на помощь черкесам отряд польских, венгерских и английских военных инструкторов и наемников. Перед ними была поставлена задача — содействовать созданию независимой Черкесии. Сефер-бею был обещан престол будущего Черкесского княжества. Иностранные специалисты под руководством поляка Теофила Лапинского сосредоточили свои усилия на обучении горцев стрельбе из пушек и строительстве военных укреплений. Так, по стандартам европейского военно-инженерного искусства была укреплена Геленджик-ская бухта. Однако в июне 1858 г. русский десант высадился с моря и захватил батарею. Т. Лапинский бежал к Сефер-бею, который вновь безуспешно пытался взять Екате-ринодар.

Между тем русские войска, продвигаясь по реке Белой, строили военные укрепления — опорные пункты своего господства в Закубанье. В 1857 г. отряд генерала В. М. Козловского основал крепость Майкоп. Вплоть до 1863 г. она была важным военно-стратегическим центром, куда сходились дороги всех русских отрядов, продвигавшихся в Закубанье.

Перед лицом надвигавшейся опасности Мухаммед-Амин и Сефер-бей пытались примириться, но так и не смогли поступиться своими амбициями, действуя в основном каждый сам по себе.

В августе 1859 г. в Дагестане в высокогорном ауле Гуниб сдался рус ским войскам Шамиль, четверть века возглавлявший борьбу горцев Чечни и Дагестана с Россией. В городе Чугуеве Шамиль встретился с императором Александром II и выразил сожаление о том, что раньше не знал России и не искал с ней дружбы. Вряд ли об этих словах знали Мухаммед-Амин и Сефер-бей. Но в ноябре 1859 г. Мухаммед-Амин сдался царским войскам. Ему была назначена от русского правительства ежегодная пожизненная пенсия в 3 тыс. рублей и разрешено выехать в Турцию. Оттуда он писал, что готов служить русскому царю «телом, сердцем, в особенности в деле усмирения черкесов и в приведении их к покорности Великому Государю». Сефер-бей, поселившийся в одном из аулов вблизи Анапы, умер в декабре 1859 г.

Тем не менее военные действия в Закубанье продолжались. Из Чечни и Дагестана после пленения Шамиля была переброшена в Закубанье значительная часть Кавказской армии. В I860 г. три крупных ее отряда действовали в предгорьях. В этом году была образована новая административная единица Российской Империи — Кубанская область. В нее вошли Черномория, западная часть Кавказской линии и Закубанье. Черноморские и линейные казаки на территории области образовали Кубанское казачье войско.

Весной 1861 г. к кубанским горцам прибыли англо-турецкие уполномоченные. Они заверили горцев, что великие державы заставят Россию признать независимость Черке-сии, если черкесы смогут создать военно-государственный союз. В июне 1861 г. старшины и наиболее уважаемые представители от абадзехов, шапсугов и убыхов собрались в районе Сочи и приняли решение объединиться под централизованным управлением. Высшим органом власти стал меджлис, или «Великое свободное заседание», из наиболее авторитетных людей. Территорию союза разбили на 12 округов во главе с ответственными лицами. Были выработаны системы налогов, формирования ополчения, местного управления. Шаги по созданию своей государственности имели большое значение как для объединения военных сил горцев, так и для дипломатических действий. Английскому правительству было направлено послание с информацией о новой системе управления у горцев, позволяющей руководствоваться «законами цивилизованных обществ». Это была попытка получить дипломатическое признание и помощь.

Русское командование также было уведомлено о новом «внутреннем порядке» горцев, который позволил бы искорежить набеги и соблюдать мирные соглашения. Временно горцы даже прекратили борьбу, ожидая приезда на Кубань Александра II, чтобы высказать ему свои пожелания. В сентябре 861 г. царь посетил Екатеринодар, а затем встретился с делигацией горцев, возглавляемой убыхом Хаджи-Берзеком. Горцы просили о неприкосновенности своих земель, прекращении строительства крепостей, станиц и дорог на их терртории. Александр II заявил, что их просьбу о подданстве он может принять только при условии, что горцы прекратят свой набеги, будут подчиняться новым властям, вернут пленных и беглых. Не менее категорично в верховьях реки Фарс он отверг просьбу абадзехов, заявив их представителям: ‘Я даю месячный срок — абадзехи должны решить желают ли они переселиться на Кубань, где получат земли в вечное владение и сохранят свое народное устройство и суд, или же пусть переселяются в Турцию».

В ответ на это сочинский меджлис весной 1862 г. призвал к новой войне против русских. Но эта затея была уже обреченной. Большинство горцев, в частности бжедуги, бесленеевцы. темиргоевцы, натухайцы и др., сложили оружие. Продолжали сопротивление главным образом абадзехи, шапсуги, убыхи. В феврале 1864 г. русские войска вышли к морю и вскоре без выстрела заняли бывший форт Навагинский (Сочи). Отчаянно защищали горцы труднодоступные ущелья в верховьях рек Мзымты и Бзыби, куда пробивался отряд генерала Н. И. Евдокимова. В мае 1864 г. колонны русских войск сошлись в урочище Кбаада (ныне Красная Поляна), 21 мая здесь были проведены торжества по случаю окончания Кавказской войны и присоединения Закубанья к России. Трагическим финалом Кавказской войны было вынужденное переселение свыше полумиллиона горцев в Турцию. Инициаторами этого явились царское и османское правительства и горские верхи.

После Парижского договора 1856 г. и восстания в Польше в 1863-1864 гг. на внешнеполитическом горизонте замаячил призрак новой европейской коалиции против России. Царское правительство опасалось, что Северо-Западный Кавказ, как и в период Крымской войны, станет плацдармом Англии, Франции и Турции для разжигания антироссийской войны. Турецкий султан был заинтересован в том, чтобы усилить боеспособность своей армии за счет отважных черкесов, увеличить численность мусульманского населения на Балканах, используя его в случае выступлений покоренных славянских народов. Вдохновителями переселений были и горские верхи, боявшиеся после отмены крепостного права в России потерять зависимых от них крестьян и рабов. Активную роль играло и местное духовенство, представлявшее Турцию как мусульманский рай на земле. Потеря отчей земли была трагедией для большинства горцев.

Между тем новая родина встретила черкесов неприветливо. Десятками тысяч они умирали от голода, холода и болезней, тысячами попадали в неволю. Многие из них были вынуждены признать переселение своей ошибкой. «В христианской России нам было бы лучше во всех отношениях, чем в.магометанской Турции», — заявляли они. Действительно, оставшиеся на родине адыги, несмотря на официальную политику русификации, сохранили свои обычаи, культуру, язык.

Присоединение Закубанья к России способствовало окончанию межэтнических раздоров, уничтожению рабства, росту экономических, политических и культурных связей адыгов с русскими и другими народами Кубани. Постепенно Закубанъе становилось неотъем.лемой частью энергично развивавшейся народнохозяйственной системы пореформенной России.